Шесть персонажей в поисках автора


Irina Vasilieva
26 November 2014 13:17
Жаль, что сняли с репертуара. Я хотела еще раз сходить...(((
ilko .
13 October 2013 17:23
Пьеса Пиранделло - как пластилин: что хочешь, то и вылепишь, или, говоря другим языком, текст пьесы можно многоаспектно интерпретировать…

Фантастический план пьесы (персонажи из ненаписанной драмы) преломляется в спектакле в план реальный, обобщенный, - в том смысле, что многие люди, по-видимому, считают или могут считать себя персонажами ненаписанной комедии, про которых забыл Создатель, и которым приходится искать себе нового Автора…

Структурно спектакль состоит из сменяющих друг друга исповедей Персонажей. Эти исповеди чередой «человеческих документов» призваны воздействовать на душу того, кому исповедаются, ведь основная идея спектакля – показать Театр-Храм, в котором душевное очищение и надежду на обновление, на новую жизнь получает не тот, КТО исповедуется, а тот, КОМУ исповедаются.

Сегодня, в эпоху модных разговоров о «постдраматическом театре», обозначить ТАК свою позицию, свое отношение к профессии, к предназначению театра, обозначить ясно и внятно – это почти гражданский поступок, если учесть, что это все-таки не Погребничко, Някрошюс или Туминас, которым – кому-то за 60, а кому-то уже и за 70, - а это студия, люди молодые. Так, может быть, все-таки именно они идут в ногу со временем?

Текст пьесы немного изменен, Актеров мало, реплики их опущены, на сцене почти только Персонажи. Некоторые реплики Падчерицы отданы Девочке – и получился еще один, очень интересный образ.

Вскрывается проблема несоответствия реального облика Персонажа, представления о нем окружающих и – его собственного представления о себе. Персонажи являются людьми, которым не дано было осуществить себя. «Маски» Персонажей отражают лишь малую долю их глубинной сущности, а проблема их отчуждения и разобщенности заключается в неадекватности лица человека и его «маски».

Теперь об исполнителях.

У Максима Севриновского – умный, темпераментный, ироничный – Отец вышел неожиданный, очень живой и очень убедительный;
Лада Чуровская (Мать) – кажется, что ничего особенного она и не делает, – а прекрасно существует в рисунке роли, и запоминается, и создает нужную атмосферу, задает тон, немного подавляя, как показалось, пока не слишком убедительного Андрея Злобина в роли Директора;
Полина Кузьминская (Падчерица) и Анастасия Асеева (Младшая дочь, в пьесе – Девочка) – это очень хорошие актрисы, умеющие мгновенно попасть в очень непростое эмоциональное состояние своих Персонажей, делая это незаметно, без нажима, без истерик, воплей и криков;
Владимир Логвинов (Старший сын), Иван Пачин (Бутафор) и Анастасия Лукьянова (Молодая актриса) не понравились совсем; но роль Бутафора – маленькая, и неуверенное исполнение ее сам спектакль не портит; про Молодую актрису в исполнении Анастасии можно сказать, что она молодая актриса, и только, – но большего, в общем-то, и не требуется. Хуже обстоит дело с ролью Старшего сына – она во многом существенная, ключевая, и лучше бы Владимир Логвинов проходил весь спектакль в маске, не снимая, – он решительно неумело «хлопочет» лицом и не знает, что делать с руками. А жаль, потому что руки у него хорошие, нервные, и мысль о том, что пьеса Пиранделло похожа на пластилин, у меня возникла, когда я смотрел на его руки.