Бесы


Анна Бояринова
21 February 2014 22:44
Именно попытка осмыслить разлад, воцаряющийся сегодня во многих странах, через величайшее творение Достоевского и влечет зрителей на "Бесов" и спустя два года после премьеры. Аншлаги же! Ни о каких оригинальных режиссерских ходах и придумках тут говорить не приходится – напротив, все максимально упрощено и условно. Вероятно, чтобы не нагружать и без того полный тяжелых дум роман, сделать его смыслы максимально доступными для широкой публики.
Если вы не знаете, кто такие либералы и каков их ареал обитания, то этот спектакль, безусловно, для вас, и все сказанное здесь – это убеждения Достоевского. «Либерал без цели возможен только в России», – раз. «Русский человек не может быть атеистом», – два. И классическое: «Единый народ богоносец – это русский народ». Когда все это вложено в уста артистов самим Достоевским, то, согласитесь, слова звучат в разы убедительнее. Достоинство спектакля «Бесы» и в этих словах. Возможно, на миг к вам вернется чувство национального достоинства, попираемое сегодня в России отовсюду – из вне и изнутри. Как бы то ни было, интеллектуальный восторг (перефразируя классика) вам будет обеспечен.
Андрей Ко
28 March 2012 15:53
Театр искренне поздравляем с премьерой, хотя она и оставила неоднозначные впечатления. Замечательно, что есть возможность вслушаться в текст Достоевского. Прекрасно работают артисты – вахтанговцы в очередной раз доказали, что они самая сильная труппа. Спектакль ещё неровный, неустоявшийся, только начинающий свой путь и его надо будет пересмотреть ещё раз спустя 5-10 представлений. Возможно, что именно с этой не полной «сформированностью» спектакля связаны действия Ю.П. Любимова, пытавшегося со своего места в зале то ли подавать какие-то знаки артистам, то ли с какой-то иной целью внедряться в действие на сцене. Но обильная жестикуляция и особенно включенный фонарик, который он то и дело направлял в разные стороны, очень мешали. Мешали нормальному восприятию, отвлекая о Достоевского, от текста, от актёров. Если это авторская задумка, то смысл ее остался непонятен.
А в целом, осталось ощущение, что сказать хотели очень много, но продолжительности спектакля на это «много» не хватило. Посмотрим, как сложится дальше.
станислав пойдун
28 March 2012 18:51
Уже на данный момент спектакль идеален.Лучше он не будет.И это из тех спектаклей,которые надо смотреть сразу на выходе.
Действия и жестикуляция Любимова связаны не с тем что спектакль сырой,а это его режиссерская манера,он всегда такой на премьерах,единственно что в театре на Таганке у него был свой столик,а в данном случае дирижировать приходилось с середины седьмого ряда,что конечно было очень заметно залу,но опять же это отдельный спектакль спектакль в спектакле.
И сказать хотели очень много и сказали очень много,все сказали и рассказали,просто надо уметь слушать.
Бердинских неописуема!!!!!!
ilko .
25 November 2012 20:23
Боже, как все просто.

Этот спектакль по форме - пазл, по существу - стариковское брюзжание.

Вот, например, Варвару Петровну Ставрогину играет Маша Волкова, которую состарили, изуродовав до неузнаваемости подтяжками лица и вздыбленным седым коком. Что, в лучшей московской труппе не нашлось актрисы на возрастную роль? Нет, конечно, не поэтому. Вот мальчишки играют Липутина, Виргинского и Шигалева. И в то же время Степана Трофимовича, фон Лембке, Кармазинова и Прасковью Федоровну играют актеры вполне подходящего почтенного возраста.
В чем же дело? А все просто. Те, в которых вселились бесы, только притворяются пожилыми, умудренными опытом. На самом деле они - дети, "злые дети". То есть "злые дети" - это вовсе не Степан Трофимович, как утверждает его сын, а Варвара Петровна, и иже с нею.

Уходящее поколение грозит пальчиком этой разновозрастной "молодежи" и предупреждает: "Мерси!", как сказал Кармазинов, вот свернете себе шею, поздно будет...

Вот и все. Вот тут и связь этого спектакля со скандалом в Театре на Таганке, тут вполне понятно, с какой группой действующих лиц ассоциирует себя престарелый великий режиссер.

Конечно, это - "Достоевский - лайт", по меткому определению Елены Дьяковой. Возможно, что этим спектаклем теперь будут третировать школьников, как после премьеры, весной, написала Privala. Если же совсем по гамбургскому счету, то это и в самом деле можно назвать "непрофессиональной работой", как это сделала bezpalto. Потому что никакими высокими художественными задачами на этот раз режиссер не руководствовался. Конечно, с театром Туминаса нет ничего общего. У Юрия Петровича задача каждого актера - принять форму пазла, с тем, чтобы всем вместе составить картину, отдаленно напоминающую оригинал.
Irina Gulneva
28 March 2012 02:50
Я стояла у самой сцены, подарив розы лучшей актрисе этого спектакля, и видела, как под овации поднялся на сцену Юрий Петрович. Он стоял и спокойно смотрел в зал Вахтанговского театра, и это был триумф Мастера. Владимир Мартынов играл на рояле и все зрители театра аплодировали стоя. Из самого центра зала на Мастера смотрел Худрук. И столько всего было в этом взгляде - и радость, и поддержка, и гордость, и сопричастность, и наверное многое, о чем знают только они, Любимов и Туминас. Все неслучайно и все очень правильно, достойно. И начался спектакль тоже с овации, когда в зал вошел великий мэтр. Он попросил микрофон, и дал команду, и включил фонарик.
На сцене - все актеры, занятые в спектакле. Сидят, к нам лицом. В центре - рояль. На заднике - картина из сна Ставрогина. В правом углу - икона, в левом - часы. И белые транспаранты: Премудрый змей, Хромоножка, У наших, Чужие грехи, Принц Гарри. Оттого ли, чтобы облегчить не всегда подготовленному зрителю восприятие всех действующих лиц и сложных взаимоотношений, или еще по какой другой причине, но каждый раз актеры встают, при упоминании имен их персонажей. И этот любимовский прием завораживает. Рисунок спектакля - узорочье, искусное и совершенное в своей красоте. Самое полное изложение романа. Выведены практически все сюжетные линии. А то, что осталось "за сценой" предложено зрителям в виде Исповеди Н. Ставрогина, бесплатно раздаваемой в антракте. Это и линия Матреши.Я смотрела во все глаза, и довольное длинное действие увлекло и не отпускало. Юрий Петрович расставил свои, другие акценты, и снова хочется перечитать роман.
Я видела "Бесов" на Бронной и в Современнике. Эти, любимовские, самые бесоватые, пожалуй. Совсем другой Верховенский младший - Юрий Красков - он словно "рассыпался мелким бесом", весь такой приземленный, бытовой, юлящий. Красков играет две роли - еще и Тихона. Хитросплетение и загадка. Другой и старший Верховенский - не жалок, но полон достоинства, прекрасная работа Юрия Шлыкова. Ой, кажется, я попалась, начав писать об актерах - ведь хочется сказать о каждом, потому что все они играли по высшему разряду, играли очень точно, как учил и требовал Мастер. Он иногда помогал им своим фонариком, луч которого скользил по сцене и потолку, вспыхивал и гас, дирижерская палочка, управляющая свои оркестром. Совершенно очаровательный Лебядкин - Евгений Косырев. Зал, конечно, реагировал взрывами хохота на его ужимки и прыжки. И не было никакого к нему /персонажу/ отвращения, как такое возможно? Опять загадка. И митинги, шуршание транспарантов на сцене, то ли Болотная. то ли Манежная, но все одинаково бесовское. Как же хорош и дьявольски просто хорош Сергей Епишев! Его Ставрогин, высокий, в смокинге, с хлыстом, с изящными, словно порхающими, длинными пальцами, страшными глубокими глазами, хорошо поставленным голосом вещает со сцены, словно он тут проповедник и есть. И дождь, дождь, дождь, стучит по зонтам, смывает все следы и, кажется, примиряет всех. Под дождем кружится эффектная пара - Маврикий и Елизавета, красивые Василий Симонов и Евгения Крегжде. Ли-путин Леонида Бичевина омерзителен и беспощаден в своей вездесущности. Как актуальны бесы в России. И среди этих всех, одетых в черное, одна светлая душа, в белых одеждах, которые не скроет насильно надетая черная шаль, - Хромоножка, Мария Лебядкина. Еще только узнав о том, что Ю.П. приглашен поставить "Бесов" в Вахтанговском, я загадала актрису на эту роль. Конечно, это Мария Бердинских, ее таланту подходящая роль. Маша, Машенька, такая беззащитная и такая сильная, слабоумная и мудрая, несчастная и очень красивая... Браво-браво, Мария! Вы - удивительная. На сцене вместе с актерами и музыка - действующее лицо, "Петрушка" Стравинского - неровная, скачущая. тревожная и мятежная, в прекрасном исполнении Александра Гиндина и композитора Владимира Мартынова. Она расставляет акценты, и пробирается в душу. Вот такой это спектакль. Классический, даже академический стиль, сохранение авторского текста, абсолютное чувство сцены, и в тоже время такой современный спектакль. Конечно, критики найдут недостатки и разберут его "по косточкам", ну дак на то они и критики. А я - зритель. Я смотрю сердцем и аплодирую стоя. Великому Любимову, потрясающим вахтанговцам, любимому Туминасу. Спасибо вам, за этот состоявшийся спектакль, за подаренную всем нам возможность увидеть его, и с Днем Театра!
Юлия Конова
27 March 2012 21:05
Новая премьера. Впечатления,впечатления и еще раз впечатления от увидевших.