Как рассказать о свойствах страсти…

Publication date: 1 May 2012

Author: Валентина Федорова

Issue: Планета Красота

«Анна Каренина» на сцене театра имени Евг.Вахтангова

           О свойствах страсти можно рассказать в пространных монологах,  или проникновенной мелодией, а можно показать страсть, сделав послушным инструментом собственное тело…

          О чем роман  Льва Толстого «Анна Каренина»? О невозможности счастья, о слишком высокой цене, которую платят благородные и честные люди за право существовать по высшим нравственным законам.  

У Толстого – пространные философские рассуждения и внутренние монологи о том, что волновало и тревожило его – о семье, обязательствах человека перед собой и близкими, о неразрешимом конфликте Долга и Чувства. Л.Толстой понимал тяжесть и сладость соблюдения заветов, которые сам же и нарушал. И от того, что остро ощущал свое человеческое несовершенство, был так строг со своими героями.

Мысль семейная занимала великого писателя. И, конечно, история Женщины.

          На сцене Государственного академического театра имени Евг. Вахтангова роман Льва Толстого «Анна Каренина» поставила хореограф из Вильнюса Анжелика Холина.

Для Холиной — это роман о судьбе женщины, о любви, о цене, которую мы платим за ниспосланный выше редкий дар — по-настоящему любить.

На мой вопрос, почему выбран именно этот роман, Холина ответила: «Вот стоит роман на полке, и однажды глаз останавливается на нем и ты понимаешь, что это важно. Я жалею женщин».

Анжелика Холина – выпускница балетмейстерского факультета ГИТИСа. У нее в Вильнюсе есть свой театр, уважение профессионального сообщества. Художественный руководитель театра Вахтангова Римас Туминас второй раз приглашает ее в Вахтанговский театр, поскольку первый  опыт ее работы с вахтанговцами оказался чрезвычайно удачным. Поставленный ею несколько лет тому назад спектакль «Берег женщин»– обобщенная пронзительная история о женщинах, попавших в водоворот войны, тяжелых испытаний.

Вторая постановка Холиной на вахтанговской сцене — «Анна Каренина».  Хореографический спектакль по мотивам романа Л.Толстого на музыку А.Шнитке, П.Чайковского, Г.Малера и Г.Форе.

Отношения персонажей, раскрывающиеся в танце, таковы, что кажется, будто герои разговаривают. Чувства и страсти предельно сконцентрированы, энергетика такая, что воздух буквально дрожит от разрядов человеческой любви, ненависти, ревности и отчаяния.

Какой новый жанр создает Анжелика Холина? Драм балет, пластическую драму?

Постановщица дерзко раздвигает границы привычного понимания спектакля на драматической сцене,  обогащает язык театра и расширяет выразительные возможности драматических актеров.

Она «отнимает» слова у исполнителей ролей, заставляя актеров стать предельно выразительными в каждую минуту сценического существования.

Когда репетировали легендарную «Принцессу Турандот», Вахтангов заставил чрезмерно жестикулирующую Цецилию Мансурову, первую исполнительницу роли капризной принцессы, сесть на собственные руки, чтобы избежать невыразительных  жестов, «мельтешения» и заставить актрису добиться зрительского внимания только с помощью точных интонаций  и мимики.

Холина по-своему продолжила эксперимент, отняв у актеров драматического театра, то, что было главным носителем смысла – слово. И заставила их словно бы вернуться к истокам театра – к жесту, языку тела, выразительности мизансцены и к магии массового движения…

На этом спектакле забываешь, что перед тобой обыкновенные драматические актеры, которые в соответствии с программой обучения в театральном вузе осваивали и сцен движение, и танец, и фехтование, и другие подобные дисциплины. И не забудем что среди исполнителей не только молодые, но актеры и актрисы возраста элегантности. Правда, все они — вахтанговцы, а значит, люди особой группы крови. 

Оформление художника сценографа Мариуса Яцовскиса — простое, функциональное освобождает пространство сцены для танцев. А с помощью  точно отобранных деталей — люстры, что-то вроде фонарных столбов, длинного узкого станка, напоминающего гимнастическое бревно и стульев, расположенные в серо-черном пространстве сцены, обозначаются места действия — вокзал, бальный зал, ипподром…

Короткие эпизоды стремительно сменяют друг друга… На сцене  ряд интересных, порой забавных пластических картинок, внятных, трогательных… Но вдруг мощно зазвучит музыка в сцене бала, где блистает Анна, и уже больше не  отпустит внимание зрителей тема спектакля, воплощенная с помощью такого понятного, выразительного метафорически емкого языка, который изобрела и блестяще воплотила с помощью прекрасных актеров театра Анжелика Холина..

Танцы, проходы, поддержки, прыжки сменяют друг друга, сливаются в изысканное, динамичное, завораживающее зрелище…

Нельзя не сказать и о роскошных туалетах (художник по костюмам и гриму Юозас Статкевичус). Как отвыкли мы от красоты и изысканности именно на драматической сцене, забыли, как преображает актера костюм, меняет походку, посадку головы, жест, заставляет распрямить спину…

Сколько пьянящего упоения движением, эротизма, — то пафоса, то иронии в движениях дам и кавалеров – так будет на петербургском и московских балах. Черные и густо бордовые платья дам, фраки мужчин, скольжения, достаточно сложные па… Понятный всем язык интриги, пряный привкус порока… И рядом с ними, не смешиваясь с ними, отличная от них, совсем другая – Анна.

После спектакля я увидела хрупкую, небольшого роста, почти девочку с милым лицом…Ольга Лерман, исполнительница роли Анны Карениной. Огромное счастье и ответственность сыграть такую роль в начале карьеры. Правда, за спиной молодой актрисы не только Щукинское училище, но и хореографическое училище в Баку и Краснодаре.

На сцене же была Богиня. Неприступная, роскошная, царственная. Она разительно отличалась от других — статью, внутренним достоинством, особенной сдержанностью и значительностью… Но не холодностью. Страсть  захватывала ее, становилась ее сутью.  Ее любовные танцы-диалоги с Алексеем Вронским – Дмитрием Соломыкиным — поражали чувственностью, подлинностью. Возникало ощущение, что присутствуешь при чем-то очень личном и таком волнующим.

Роль Каренина исполнил Евгений Князев. Конечно, стопроцентное попадание, если бы была предпринята попытка поставить вполне традиционный спектакль. Но в хореографическом спектакле! Сам Е.Князев говорит, что сначала не очень верил в эту затею и в возможность появиться на сцене в таком необычном спектакле в роли  Каренина… Но Холина для него нашла выразительный способ существования. Каренин Князева вы-ша-ги-ва-ет по сцене. Именно так. Значительно, в немного замедленном темпе, словно печатая шаг. Не человек — злая машина, каким видится он Анне. Надменно поднята голова. Все жесты отточены, подчеркнуты, даже нарочиты.

Чтобы завершить образ Каренина, Холина выстраивает яркие сцены  Каренина с чиновниками. Его подчиненные, мелкие служащие, подобострастным роем окружают Особу, мельтешат, перестраиваются, сгибаются, всем своим видом, мелкими суетливыми движениями подчеркивая свою ничтожность и значительность Каренина.

В спектакле есть ряд просто феерических сцен. Например, скачки.

В роскошных черно-белых костюмах стремительно по диагонали перемещаются дамы, и их быстрые движения передают напряжение и азарт, царящие на скачках. Прекрасны наездники, раз  за разом преодолевающие барьеры, несущиеся вскачь. Как неожиданно, разнообразно, убедительно использует Холина возможности человеческого тела!

В сцене гибели Анны чиновники, светские знакомые Анны, мужчины и женщины перемещаются на стульях, ритмично стучат ножки стульев, этот ритм убыстряется, все больше напоминая стук колес. Поезд судьбы неотвратимо приближается, а участники спектакля, «оседлавшие» стулья, неотвратимо затягивают в свой круг Анну…

Этот безмолвный спектакль на музыку Шнитке создает особое напряжение, ибо слова, кажется, рвутся из уст героев, но глубоко спрятанные за жестами, за внешней выразительностью, наполняют пространство сцены особой мощной энергией невысказанной боли, любви, страсти, раздражения и отчаяния…

Хореограф-постановщик спектакля щедро раздала свой талант исполнителям. А театр проявил удивительно уважение, поместив в программке фотографии актеров-участников спектакля. И все достойны быть названными.  А.Васильева — Бетси, А Иванов — ее муж, В.Новикова — мать Вронского, И.Алабина — Лидия Ивановна, М.Волкова — Долли, В.Ушаков — Стива, Е.Крамзина — Кити, а также —А. Содаткин, В.Симонов, О.Немогай, Л.Бичевин, О.Лопухов…все-все..

Особо хочу отметить Мишу Дергачева, исполнителя роли Сережи, трогательного, предельно убедительного. Появление этого не по возрасту серьезного и печального мальчика создает особую атмосферу, вносит яркую краску в спектакль.

В этой безмолвной драме  весомым и пронзительным становится слово – замечательно исполненная солисткой Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Марией Пахарь ария Татьяны из оперы «Евгений Онегин».

Премьера театра Вахтангова — еще одно яркое событие насыщенного сезона. Кто говорит о том, что зрителю требуются непритязательные зрелища и пустые комедии?  С ошеломляющим успехом идут «Бесы», поставленные Ю.Любимовым, полон зал на «Пиковой даме», которая более 15 лет на сцене театра, не попасть на «Пристань», где истинные звезды, золотой запас российской культуры, корифеи вахтанговского играют в отрывках из серьезнейших произведений.

Талант, мастерство, новые художественные идеи, верность традициям — вот и вся формула успеха.

Премьера «Анны Карениной», спектакля о любви, о судьбе человека и вечных ценностях, о страстях человеческих 0лучшее тому доказательство.