Алексей Гуськов: «Пролетарский писатель Горький любил поучать, но писал красиво»

Publication date: 6 April 2011

Issue: Труд


 — Пьесу Максима Горького «Зыковы» редко ставят. Зачем она Театру Вахтангова понадобилась?
 — А вы знаете, что там совершенно потрясающий сюжет? Любой сериал по количеству страстей на квадратный сантиметр по сравнению с ней просто отдыхает. Причем это страсти всего лишь одной семьи. Поставил спектакль режиссер Владимир Иванов, который уже давно работает в Вахтанговском театре.
 — Горький вас вообще сопровождает по жизни. Ведь вашим дипломным спектаклем в школе-студии МХАТ было «На дне» Горького, где вы играли Сатина. Это важная роль для вас?
 — Я часто вспоминаю тот спектакль и своего учителя Евгения Евстигнеева, который умел донести все горьковские сентенции. Как известно, пролетарский писатель Максим Горький любил поучать, но писал красиво.
 — В вахтанговском спектакле вы - приглашенный актер. Не жалеете, что ушли из репертуарного театра?
 — Нет, не жалею. Раньше режиссер следил за развитием спектакля, поправлял его. А сейчас за эстетику спектакля часто отвечает актер, и это происходит в настоящее время даже в Художественном театре. Спектакли ставятся под звезд, и они определяют репертуар. Что делать — время такое.
 — Как вам удалось остаться свободным с такой зависимой профессией?
 — Да кто вам сказал, что я свободен? И что такое свобода? У актера вообще одни обязанности. Сначала актер договаривается с режиссером об одном, а потом все меняется. Так, актер не может изменить сумму денег, которую выделил продюсер на съемки. Он не может заставить режиссера быть гением, не может изменить ситуацию, в которой снимается фильм. Самое ужасное, что актер не в силах изменить правила игры, раз уж он вышел на это поле. Мой принцип в жизни и в работе таков: если я сказал «да», то тяну эту баржу до пристани. Когда есть ответственность, свобода умирает. Ничего я уже не отстаиваю. Если мне некомфортно, то просто ухожу. Даже перестал спорить, выяснять отношения. 
 — Стали пессимистом?
 — Дело не в пессимизме и оптимизме, а в том, что, как сказал один из героев Чехова, у 99 процентов людей нет ума.
 — Не хотите метать бисер перед свиньями?
 — Уважение к себе начинается с уважения к другим. 
 — Знаю, что вы очень гордитесь своими поморскими корнями. Почему?
 — Поморы никогда не знали крепостного права. Есть такое понятие — поморское согласие. Когда произошел раскол церкви на старообрядческую и новую, остались очень маленькие очаги поморского согласия. Поморов называли беспоповцами. Эти люди — кремень, свободные духом.