Наш класс


Ирина Шкредова
8 июня 2017 09:43
«Наш класс» - спектакль, не поддающийся оценке

Закончился спектакль. Я стою и аплодирую, благодаря артистов, режиссера и всех, кто работал над постановкой… Слеза все-таки не удержалась и медленно покатилась по щеке. По правой. Пусть. Немного подождав, другая скатилась по левой. Остальные я сберегу, чтобы, скрывшись от посторонних глаз, больше их не сдерживать.
Зал аплодирует сколько может. Артисты выходят три, нет – четыре раза (или пять – разве кто-то считал?) Их всё не отпускают. Но они уходят, зал пустеет. А мне кажется, что теперь каждый зритель поглощен спектаклем, каждый уносит его с собой, стараясь не потерять ни капли. Именно поэтому в фойе и на выходе из театра о спектакле не говорят. Да и в принципе мало говорят – скорее потому, что нужно что-нибудь сказать. Но не об этой постановке.
Обычный вопрос: «Ну как, понравился Вам спектакль?»… Разве можно на него ответить? Категории «нравится» – «не нравится» здесь неприменимы. У меня вообще не получается подобрать слова, чтобы его охарактеризовать, сразу все впечатление… опошляется что ли. Весь вечер, весь следующий день спектакль меня не отпускает. А на третий день приходят слова – теперь я могу о нем рассказать. Могу описать сценическое пространство, скромность декораций и реквизита, охарактеризовать игру актеров… но не стану этого делать. Я не хочу разбирать постановку по косточкам, ведь все ее компоненты направлены на одно: донести до зрителя главную мысль произведения. Понять, выполнена ли сверхзадача, можно через описание состояния зрителя. Поэтому, рассказывая о спектакле, я снова расскажу о себе.
В спектакле «Наш класс» на примере судеб десяти одноклассников показана трагедия польского городка Едвабне, где в 1941 году поляки сожгли в овине своих соседей-евреев. Подобные преступления происходили в разных уголках Польши, а в целом геноцид евреев в годы Второй мировой войны оценивается как трагедия мирового масштаба. Вот только после просмотра спектакля Катастрофа европейского еврейства стала моей личной трагедией, моим личным горем. Как это случилось? Почему я после спектакля старалась спрятать мое горе от окружающих? Почему торопилась остаться в одиночестве и отдаться ему? Почему оно так отчаянно рвалось наружу? В моей родословной нет евреев, моя семья задолго до Великой Отечественной Войны поселилась в Сибири и вряд ли знала об ужасных преступлениях на оккупированных территориях. Но сейчас это не имеет значения. Одно воспоминание о спектакле – и вновь слезы наворачиваются на глаза и спазм сковывает горло.
История жестока, факты неопровержимы. Но человечество не в состоянии освоить все уроки истории: за дальностью лет что-то забывается, а что-то становится похожим на ужасную сказку-страшилку, события которой просто не могли происходить на самом деле. А спектакль превратил исторические факты в реальность, погрузил в нее зрителей. Это я горела в том овине. Это я за мгновенье до этого не помогла однокласснице, не принесла ей воды, не спасла ее ребенка. Это я доверяла лживым письмам одноклассника из Польши, а потом не могла поверить рассказам очевидцев. Это я лицемерно закрыла глаза на все произошедшее и проживала свою жизнь как ни в чем не бывало. Это я забыла о содеянном и потому не чувствовала угрызений совести за совершенные преступления…
«Наш класс» - спектакль, который не может нравиться или не нравиться. Он стоит выше этих определений. По силе воздействия на зрителя он переходит на другой уровень оценки. Но гениальность, как известно, оценке не поддается.
Pi Paul
6 апреля 2017 01:11
Мне скулы от злобы сводит
И сердце холод берет,
Когда год за годом проходит,
А в деле - ничто не идёт.
Скажите, пожалуйста, люди,
На кой черт вам маски нужны!?
Не будем мы частно, не будем!
Зачем же вы так холодны!?
Зачем, когда больно и плохо,
Вы все убегаете прочь!?
Зачем, когда в горле все сухо,
Смеётесь, не смея помочь!?
Друзья? Я люблю вас, от сердца!
Но честно, хотите, скажу?
Когда подыхать буду, "немцы",
У вас я воды не спрошу!
Люблю! Даже сдохну, пожалуй,
Чтоб только вам чем-то помочь.
"Вы мне не поможете" - даром
Сей мысли изгнать мне невмочь.
Был класс, стало алое поле,
Покрытое кровью друзей.
В их памяти врезались кровью
Все-все имена палачей.
Благодарна актерскому составу и режиссёру сего шедевра, Наталье Ковалевой!!
Татьяна Мотина
27 декабря 2016 01:22
Самый пронзительный и самый тяжёлый спектакль из увиденных мною за последние несколько лет. Спасибо актерам, ими созданы потрясающие образы! Благодарю судьбу, что не поставило моё поколение одноклассников перед таким жестоким выбором. Светлая память невинно погибшим во имя жизни миллионов! Благодарю за искренность!