Бабий бунт (Театральный институт им. Б.В. Щукина)

    Персона: Владимир Иванов


Елена Юр
8 июня 2012 00:06
Время надежд

29 мая, когда Арбат и вся Москва, почувствовав стремительное приближение лета, утопали в буйстве распустившихся гроздей сирени, белой акации, жасмина и сочной зелени дворовых кустов, когда начал свое путешествие по улицам тополиный пух, придав ощущение снежной легкости, невесомости и сказочности происходящего, а серое низкое небо готовилось омыть город благодатным дождем, в ТИ Щукина шел последний спектакль «Бабий бунт» ( режиссер Владимир Иванов )...
Зал был полон: все боковые и центральные проходы были заставлены приставными стульями, на полу перед первым рядом сидели студенты, а в открытых настежь дверях в партер стояли густой толпой те, кому не хватило места в зале. Горячий молодой зритель, составивший большую часть аудитории, друзья, родители выпускников, поклонники спектакля собрались вместе, чтобы в последний раз попасть на донские просторы вместе со ставшими родными героями Михаила Шолохова;, вкусить их образное, емкое, живое, жгучее, действенное слово, услышать полюбившиеся песни и арии оперетты Евгения Птичкина , порадоваться счастью соединившихся влюбленных и, поймав последние искры полыхающего лазоревым цветом костра любви в бескрайней синеве ночной степи, испытать то редчайшее состояние счастливого сердечного ликования и единения, которое проявляет в человеке его культурно-генетическое семя, заложенное не одним поколением. От «неожиданного счастья» живой сопричастности к этому большому театральному празднику, от сознания его вдруг подступившего финала закружилась голова не только у Николки, героя спектакля...
Последний «Бабий бунт» был самый трудный в эмоциональном отношении спектакль, но самый прекрасный из виденных мною. В нем паузы были наполнены особой тишиной и скрытым внутренним нервом. Все действо шло с поразительной интонационной точностью, чувством меры в смеховых эпизодах и глубоким драматизмом в лирических сценах. И хоровые песни «Сладка ягода» и «Андалузская ночь» звучали с особой прощальной задумчивостью. И гармошка грустила всерьез... Ни озорной «Проулочек», ни лихой «Посошок» не смогли погасить ту щемящую грусть расставания с замечательным спектаклем....
Вспомнилось, как два года назад, 1 мая 2010 года. переполненный зал Вахтанговского театра в последний раз приветствовал «Белую акацию »,оперетту И.Дунаевского, поставленную Владимиром Ивановым со своим выпускным курсом 2008 года, и почти два года шедшую на сцене театра. Как раскачивалась знаменитая люстра от шквала аплодисментов. Как букетное море изливало на сценический берег бесконечную зрительскую любовь и благодарность за память сердца, что живет в том зерне-хранителе нашего русского народа. Именно его ростки «не раскалывают зал на тех, кто «за» и «против», а объединяют в могучую силу...
То, что и «Бабий бунт», и «Белая акация» ушли в театральную историю в мае не случайно. Кто-то скажет «в конце театрального сезона» и будет прав. А если посмотреть шире, в пору щедрого весеннего цветения, природного салюта, надежды на плодотворное будущее молодых актеров...

Елена Юр
3 декабря 2011 16:14
Подарок к юбилею
(«Бабий бунт», режиссер Владимир Иванов, Щукинское училище)

Без тебя, как без Дона, я не могу ни дышать и ни жить…


Искрометную народную оперетту Е.Птичкина «Бабий бунт» по мотивам «Донских рассказов» М.Шолохова поставил на сцене учебного театра Щукинского училища с выпускным курсом профессора В.Николаенко режиссер театра Вахтангова, заслуженный деятель искусств В. Иванов в творческом союзе с Т.Агаевой и М.Обрезковым, главным дирижером и главным художником театра Вахтангова. Это вторая встреча режиссера с творчеством Е.Птичкина. Первая состоялось в 1994г, когда он с первым своим курсом выпустил на сцене Щукинского училища оперетту «Дилижанс из Руана» (по Ги де Мопассану «Пышка»).
Оперетта «Бабий бунт» была написана композитором в 1975 году. В основу либретто, созданного К.Васильевым, главным режиссером Ростовского театра музыкальной комедии, и поэтом М.Пляцковским, легли рассказы «О Колчаке, крапиве и прочем» и «Председатель реввоенсовета республики».
Рассказ «О Колчаке, крапиве и прочем», передающий сюжетную линию сперетты , занимает особое место в трагических «Донских рассказах». Он счастливым одиноким островом стоит среди океана человеческого горя, порожденного Гражданской войной, огненным рубежом прошедшей по сердцам героев «Родинки», «Алешкиного сердца», «Бахчевника», «Нахаленка», «Чужой крови» и др. Это казацкая комедия, в которой бабы в знак протеста против мужского пьянства и рукоприкладства покинули свои дома, и жизнь казаков «пошла вертопрахом». Это праздник яркого живого сочного шолоховского юмора, которым полон и рассказ председателя Реввоенсовета Богатырева, провозгласившего хутор в сто дворов республикой и бесстрашно вступившего в сражение с бандой за «всеобчую социализму».
В 70-80 годы оперетта шла во многих музыкальных театрах страны и имела большой успех. Музыкальный театр вспоминает о ней и сегодня. В марте 2011 года ее поставил на сцене Санкт-Петербургского театра Музыкальной комедии Ю.Лаптев, режиссер оперного театра, советник президента России по культуре.
В.Иванов (в соавторстве с С.Плотовым и А.Тупиковым) предложил зрителям свою сценическую версию спектакля, изменив лексику либретто и изъяв из него тему рассказа «Председатель Реввоенсовета республики». Чтобы усилить комедийное звучания спектакля, режиссер дал одному из его героев, деду Захару, черты деда Щукаря из романа «Поднятая целина». Он также смело вставил в полотно сценического действа песни «Сладка ягода», «Андалузская ночь», «Узенький проулочек», «Давай, дружок, на посошок», музыку из кинофильма «Служили два товарища», тем самым расширил границы спектакля, усилил и углубил его лирическую тему и дал возможность актерам наиболее полно раскрыть свой творческий потенциал. Получился вкусный музыкальный коктейль, пенящийся, как молодое игристое вино, и бегущий быстрым потоком динамичного театрального действа. Минимализм М.Обрезкова в художественном оформлении спектакля ( яркие цвета фоновых полотен сцены), заставил зрителей включить воображение и увидеть бездонную темно-васильковую синеву южного неба, желто-зеленую радугу холмистой донской степи, кумачовый закат и восход. Он создал атмосферу театральной праздничности в духе вахтанговской «Принцессы Турандот», свободной актерской импровизации. Две маленькие фигурки лебедей, любовно смотрящих друг на друга, в редких озерных камышах у самого края рампы точно отразили главную тему спектакля…
Казачки, отвергнувшие мужей и создавшие свою женскую коммуну за Доном, на словах готовы были строить новую жизнь. Но их души по-прежнему стремились к родным домам, тосковали по потерянным семьям. В одиночестве и грусти пришло понимание глубины потери, невозможности жить без своей второй половинки. Покаяние и прощение объединило разрушенные семьи, и новая волна чувств захватила как казачек, так и казаков, даже принципиальную Настю,(П.Кузьминская).
Эта история была сыграна молодыми исполнителями задорно, весело, горячо и очень искренно, что, несомненно, явилось большим достоинством спектакля.
Зритель остро прочувствовал накаляющуюся атмосферу вражды и непонимания между героями : председателем хутора Стешкой (Ю.Поляк) и его могучей женой Марфой (Л.Ермакова), лучшим хлеборобом Федотом (П.Попов), ярым ревнивцем, и красавицей Дуняшкой (Л.Козий), дедом Захаром (И.Федотов), хуторским философом, уважающим научное слово, и его бойкой женой Семеновной (Е.Борзых), лучшим в хуторе гармонистом, по которому сохли все девки, Николкаой (Д.Ендальцев) и Настей. Даже молодая казачка Маринка (Д.Макарова) выдвинула свой ультиматум стеснительному Семке (Д.Бедерин) – достать калоши, как у председателя….
Зритель смеялся над рассказами казаков, что без жен жизнь, как «ядрен серп и молот»…
Замирал от красоты звучания женского хора в «Сладкой ягоде» и «»Андалузской ночи» в рассветной тиши, утопал в «бездонной расплескавшейся синеве» и вместе с героинями пел сердцем «Без тебя, как без Дона, я не могу ни дышать и ни жить»...
Радовался счастливому примирению героев и искал в их руках лазоревый цветок…
Он вспыхнул вместе с цыганским костром и, с восторгом слушая зажигательную арию «У цыгана жизнь кочевая…» в сильном красивом вокале Эльдара Джанибекова, понимал, что сейчас наступит всеобщее «горько»…
«Финальные песни - «Узенький проулочек» и «Давай, дружок, на посошок» прозвучали счастливым аккордом спектакля, сплотившим зал и поднявшим единую горячую волну любви, радости и жизненного позитива, что бывает крайне редко в современном театре.
Спектакль получился ярким, сочным, как спелая, тающая во рту сладкая вишня, собравшая в себе все тепло донских раздолий. Его можно считать настоящим большим подарком к девяностолетнему юбилею театра Вахтангова, той жизнерадостной нотой, которой так не хватало в юбилейные дни, солнечным праздником, с которым не хочется расставаться…




алексей стеблецов
18 февраля 2012 13:05
Еше на старом форуме, осенью 2011 года был хороший отзыв о этом спектакле. Долго собирался и наконец 17.02 выбрался на этот спектакль. Впечатления очень положительные, ничуть не хуже "Белой акации" /если кто еще помнит этот спектакль/. Великолепно поют, танцуют, очень хорошо режиссером поставлены танцевальные и вокальные сцены. К сожалению, скорее всего, жизнь этого спектакля не будет долгой: только до конца сезона /до окончания учебы выпускного курса/, поэтому кому в свое время понравилась "Белая акация" - идите смотрите!