С любовью, "Царская охота"


Елена Юр
19 июня 2012 00:58
Последнее путешествие вглубь истории
Жизнь спектакля, как и человеческая жизнь, бывает разной. Успешной, шумной, признанной и обласканной критиками, с многочисленными призами, свидетельствующими о «художественных достижениях , творческих открытиях, прорывах» и т.д. Трудной, честной, живой, настоящей, без которой образуется пустота и брешь не только в репертуаре, а и зрительских сердцах и духовных потребностях. Часто именно такой жизнью живут работы реалистического психологического театра на современной сцене. Судьба «Царской охоты» ( режиссер Владимир Иванов) не составила исключение.
Прошло почти две недели, как спектакль покинул репертуар театра Вахтангова, освободив место новым работам театра и заняв достойное место в его истории. И чем больше становится временная дистанция, отдаляющая от этого события, тем яснее вспоминается он, десять лет уносящий зрителя в остросюжетное путешествие в отечественную историю конца семидесятых годов восемнадцатого века, в екатерининские времена дворцовых игр русского престола, где главный герой пьесы Леонида Зорина граф Алексей Орлов на изломе судьбы, в состоянии душевного надрыва дважды совершает предательство в угоду императрицы.
Помню «Царскую охоту» в премьерное время, когда только налаживались партнерские связи. Трудный дебют Владимира Вдовиченкова в роли Алексея Орлова и триумф Марии Ароновой в роли Екатерины, о котором писала пресса. ..
Юбилейный сотый спектакль поразил слаженной мощью сложившегося актерского ансамбля, крупными актерскими планами и мизансценами, разыгрывающимися у самого края рампы, которые замечательным образом выстраивались в четкий зрительный ряд. Сценография Иосифа Сумбаташвили - величественный синий красавец-трон, корабль с белыми парусами, взлетающие в темную небесную высь качели влюбленных и черный тусклый каземат для государственных преступников говорила о хрупкости человеческого счастья, если его не хочет сама государыня. Спектакль смотрелся как большое честное историческое кино о любви, чести, достоинстве, силе и слабости человека, о силе власти, которая может сделать из человека раба, и о человеке, который может быть сильнее любой власти. Даже в царской шахматной охоте с заведомо известным финалом, где ставка человеческая жизнь, проигравший мог быть с сильнее победителя...
Последняя спектакль «Царская охота» был заряжен скрытой грустью расставания со зрителем, которая искала физического выхода и яркого проявления в динамичном действии. Она выплеснулась в хлестком жестком ударе Екатерины своего фаворита «Это тебе от женщины, граф.. ..А государыня наградит». В особой обходительности Шешковского, обер-секретаря Тайной экспедиции(Евгений Карельских). В прощальном взгляде и пронзительном крике Елизаветы(Анна Дубровская)«Алешенька!»
В эмоциональном взрыве Алексея Орлова «Нет, лошадки лучше людей» (с ними не придется притворяться, играть в царские игры, они дарят свободу!) в финале спектакля, когда он искал правды и поддержки у зрительного зала, и невыносимой болью горели его глаза. В философской рассудительности и горькой правде пиита Михаила Кустова (Юрий Красков)о том что такое «правда», что «молиться некому. Не услышат ни здесь, ни на небе» . В звуках громкой цыганской песни про любовь и печаль, которая рвала на части сердце графа Алексея Орлова...
«Браво!» всем актерам ( но особое Анне Дубровской, Владимиру Вдовиченкову, Евгению Карельских) и создателям спектакля за чудесный вечер, за последнее трудное путешествие вглубь истории, за наслаждение хорошим звучанием богатого литературного авторского слова, за искренние живые чувства, которые пробуждаются в зрительских сердцах, от которых даже сильные мужчины плачут...




















Последнее путешествие вглубь истории
Жизнь спектакля, как и человеческая жизнь, бывает разной. Успешной, шумной, признанной и обласканной критиками, с многочисленными призами, свидетельствующими о «художественных достижениях , творческих открытиях, прорывах» и т.д. Трудной, честной, живой, настоящей, без которой образуется пустота и брешь не только в репертуаре, а и зрительских сердцах и духовных потребностях. Часто именно такой жизнью живут работы реалистического психологического театра на современной сцене. Судьба «Царской охоты» ( режиссер Владимир Иванов) не составила исключение.
Прошло почти две недели, как спектакль покинул репертуар театра Вахтангова, освободив место новым работам театра и заняв достойное место в его истории. И чем больше становится временная дистанция, отдаляющая от этого события, тем яснее вспоминается он, десять лет уносящий зрителя в остросюжетное путешествие в отечественную историю конца семидесятых годов восемнадцатого века, в екатерининские времена дворцовых игр русского престола, где главный герой пьесы Леонида Зорина граф Алексей Орлов на изломе судьбы, в состоянии душевного надрыва дважды совершает предательство в угоду императрицы.
Помню «Царскую охоту» в премьерное время, когда только налаживались партнерские связи. Трудный дебют Владимира Вдовиченкова в роли Алексея Орлова и триумф Марии Ароновой в роли Екатерины, о котором писала пресса. ..
Юбилейный сотый спектакль поразил слаженной мощью сложившегося актерского ансамбля, крупными актерскими планами и мизансценами, разыгрывающимися у самого края рампы, которые замечательным образом выстраивались в четкий зрительный ряд. Сценография Иосифа Сумбаташвили - величественный синий красавец-трон, корабль с белыми парусами, взлетающие в темную небесную высь качели влюбленных и черный тусклый каземат для государственных преступников говорила о хрупкости человеческого счастья, если его не хочет сама государыня. Спектакль смотрелся как большое честное историческое кино о любви, чести, достоинстве, силе и слабости человека, о силе власти, которая может сделать из человека раба, и о человеке, который может быть сильнее любой власти. Даже в царской шахматной охоте с заведомо известным финалом, где ставка человеческая жизнь, проигравший мог быть с сильнее победителя...
Последняя спектакль «Царская охота» был заряжен скрытой грустью расставания со зрителем, которая искала физического выхода и яркого проявления в динамичном действии. Она выплеснулась в хлестком жестком ударе Екатерины своего фаворита «Это тебе от женщины, граф.. ..А государыня наградит». В особой обходительности Шешковского, обер-секретаря Тайной экспедиции(Евгений Карельских). В прощальном взгляде и пронзительном крике Елизаветы(Анна Дубровская)«Алешенька!»
В эмоциональном взрыве Алексея Орлова «Нет, лошадки лучше людей» (с ними не придется притворяться, играть в царские игры, они дарят свободу!) в финале спектакля, когда он искал правды и поддержки у зрительного зала, и невыносимой болью горели его глаза. В философской рассудительности и горькой правде пиита Михаила Кустова (Юрий Красков)о том что такое «правда», что «молиться некому. Не услышат ни здесь, ни на небе» . В звуках громкой цыганской песни про любовь и печаль, которая рвала на части сердце графа Алексея Орлова...
«Браво!» всем актерам ( но особое Анне Дубровской, Владимиру Вдовиченкову, Евгению Карельских) и создателям спектакля за чудесный вечер, за последнее трудное путешествие вглубь истории, за наслаждение хорошим звучанием богатого литературного авторского слова, за искренние живые чувства, которые пробуждаются в зрительских сердцах, от которых даже сильные мужчины плачут...




















Александр Курдин
3 июня 2012 16:08
Сегодня последняя "Царская охота". Больше 100 спектаклей прошло, 10 лет она была на сцене, а если брать во внимание еще и предшествующую постановку, в Щукинском училище, то ей уже без малого 20 лет.
Я, конечно, не видел весь репертуар, но из тех спектаклей, что видел, ни один не сравнится с "Царской охотой" по эмоциям. Только "Пристань", может быть, - но она скорее ностальгическая, а не романтическая.
И нельзя сказать, чтобы "Охота" была прорывом с точки зрения каких-нибудь концепций или эффектов, и не снискала она многих наград, но ценность-то ее для московского театра в другом.
Наряду со спектаклями, которые идут в комплекте с эпитетами "абстрактный", "атмосферный", "метафорический", "классическое прочтение", "современное прочтение", "традиционный" , "авангардный", очень нужны спектакли о чувствах, трогательные, романтические спектакли, в которых есть любовь.
Вот как раз в "Царской охоте" любовь всегда была.

Есть, кстати, у этого спектакля и другая сторона - сторона политической философии - и она остается вполне актуальной, но ее можно сейчас восполнить и в других местах. С романтической стороной сложнее.

Наверно, этот спектакль достиг всего, чего мог достичь за десятилетие, да и репертуар должен обновляться, но мне жалко, что его больше не будет.