Вахтанговский театр сыграет новую версию «Маскарада»

Дата публикации: 20 января 2010

Издание: Вечерняя Москва

Когда литовскую версию «Маскарада» Римаса Туминаса показали в Лондоне, англичане спохватились, что до сих пор не перевели драму Лермонтова, и поспешили исправить ситуацию. Вальс Хачатуряна, метель, шарик отравленного мороженого, разросшийся в снежный ком, клоунада и трагедия — все встретилось в том спектакле.
Теперь Туминас уже на посту худрука вахтанговского театра выпускает новую московскую версию с Евгением Князевым — Арбениным: «По форме новая версия будет похожа на старую — на первый взгляд, тот же спектакль. У литовских режиссеров, как правило, одно место действия. Менять его (вот вам бар с барной стойкой, а вот набережная с мостиком), круги какие-то крутить — что-то есть в этом обидное для театра, тоже из сферы обслуживания. 
Зачем вы мне подсказываете, как будто я не в театре, — боитесь, что не пойму? Сознание творит пространство, и если у меня этот акт идет на берегу моря, я должен создать его, не меняя пространства. Такое же безымянное пространство в „Маскараде“ — мраморная скульптура женщины, снег могут быть в любом европейском городе.
Но внутренняя история другая. Раньше я этого не замечал, сейчас, может быть, возраст сказывается, но теперь я выношу на первый план историю молодой девушки и уже пожилого мужчины, которая априори проблематична — по крайней мере, если не сейчас, то в ближайшем будущем проблемы возникнут. Здесь изначально нарушенная гармония, и если раньше мне хотелось говорить о любви, сейчас я пересматриваю то решение — не может любить Арбенин, не способен уже.
И от этого все комплексы и поиск причины, чтобы любой ценой все оборвать. От всего этого надо как-то взлететь, побыв глубоко в земле.
Так или иначе, этот полет закончится, и должно возникнуть чувство — как жаль! Маскарад закончился, и жизнь закончилась, и спектакль этот закончился — ах, жаль!»