Загадочные вариации на тему любви

Дата публикации: 14 октября 1999

Автор: Валентина Федорова

Издание: Театральная жизнь

Премьера вахтанговцев «Посвящение Еве» (второе название — «Загадочные вариации») большого шума не наделала и скандальными статьями не предварялась. Сдержанно-одобрительные отклики в прессе. Вот, пожалуй, и все. Однако, на мой взгляд, этот спектакль во многом явление знаменательное. Этот скромный спектакль не эпатирует, но привлекает пронзительной болью, человечностью. На фоне беспардонности нашего времени, когда хорошим тоном стало считаться перечисление своих интимных партнеров и рассказ об особенностях национального секса, целомудренность пьесы, дух рыцарства и поклонения женщине, пронизывающие спектакль, рождают особую трепетную радость.
Малоизвестный у нас Эрик Шмитт, автор нескольких значительных пьес на французском языке, сумел трогательную, сентиментальную историю превратить в увлекательный детектив, который раскрывает не кровавые преступления, а помогает заглянуть в тайники души. Банальная на первый взгляд ситуация — муж и любовник выясняют свои отношения — превращается в захватывающее действо, где главное — раскрытие психологических мотивов, подробное объяснение поступков, попытка проникнуть в тайники души. Автор умело поворачивает сюжет, и в тот момент, когда кажется, что ситуация исчерпана и мы перед лицом обыденного, привычного, пьеса делает головокружительный вираж, снова неумолимо захватывая наше внимание и эмоции. 
Внешние события укладываются в несколько строк — к отшельнику писателю, Нобелевскому лауреату, приезжает якобы журналист, а как выясняется, муж некогда страстно любимой писателем женщины, с которой он состоял в длительной многолетней внезапно оборвавшейся переписке. В конце концов писатель эту переписку опубликовал, придав ей вид романа в письмах. Муж пытается выяснить, зачем это было сделано и почему интимная переписка стала достоянием миллионов. В течение двух часов непрерывного действия, напряженного противостояния воль и характеров, выясняется, что вскоре после разрыва с писателем и недолгого замужества со своим лучшим другом возлюбленная писателя умерла, и многие годы письма за нее писал бывший муж, неутешный вдовец, как хороший актер вжившийся в образ своей ушедшей подруги и так продливший ее жизнь.
Самое интересное, что есть в спектакле, — это сложная психологическая вязь отношений. 
На сцене неожиданный и оказавшийся гармоничным актерский дуэт. Признанный герой-любовник и социальный герой экрана и сцены, актер старшего поколения Василий Лановой. И Евгений Князев, актер, резко отличающийся от своих сверстников, не вписывающийся в стереотип современного исполнителя, актер-неврастеник, как бы его назвали лет сто назад, исполнитель роли инфернального Германа в «Пиковой даме». Надменность, некоторая отстраненность и эксцентричность героя Ланового и горячечная пугающая страстность персонажа Князева прекрасно дополняют друг друга. Этот спектакль позволяет каждому из них прожить на глазах зрителей целую жизнь, пережить разные оттенки чувств, не только открыться перед нами, но и внутренне измениться. Сначала герой Ланового, известный писатель Знорко, предстает своевольным, надменным и брюзгливым малоприятным типом, потом обиженным ребенком, неожиданно романтичным влюбленным и наивным эгоистом и, наконец, глубоко страдающим, а в финале просто человеком, готовым понять ошибки, сострадать, а главное, любить. Эрик Ларсен, герой Князева, как и его оппонент, поначалу кажется странным. Перед зрителем нерешительный, удрученный человек, его движения незавершенны, он суетлив. И его растерянность лишь подчеркивает жесткость его оппонента. Но постепенно в Эрике Ларсене прорывается такая боль и отчаянье, что сцену словно затопляет человеческое горе и беспомощность. Он, как и писатель Знорко. переживает подлинный катарсис, пройдя через откровения, саморазоблачения, упившись своей болью и осознав необходимость помочь другому во имя своей любви.
Художник Алла Коженкова сумела передать зыбкую, почти нереальную атмосферу встречи соперников, этих связанных навечно врагов, нерасторжимыми узами любви к одной таинственной и непостижимой женщине. В черном гулком и неуютном пространстве, в высоко открытой сцене, задник которой отчасти напоминает серые северные суровые пейзажи, царит странное сооружение, напоминающее скворечник — винтовая металлическая лестница, которая заканчивается площадкой с окном, на котором плещется на ветру легкая белая занавеска. Жилище — не жилище, что-то очень ненадежное, мучительно пытающееся принять облик дома. И что-то чрезвычайно театральное и символическое. На эту лестницу не раз взбегает герой Ланового, но это прибежище оказывается иллюзорным, оно не спасает от мира и жестокой правды.
Пронзительные крики чаек, волнующие звуки, обрывки мелодий, искусно подобранные Татьяной Агаевой, создают атмосферу волнующую и торжественную. Как и фигура безмолвного слуги, который кажется поначалу посланником иных сил и тайным соучастником — чего? Его худая, высокая, молчаливо значительная фигура только подчеркивает странность происходящего. Пожалуй, излишними метут показаться интермедии, в которых принимают участие странные черные фигуры в старинных одеяниях и дельартовских масках. Что-то есть в этом излишне театральное, манерное и венецианское.
Но в целом, думаю, негромкий спектакль вахтанговцев, поставленный мастером тонкого глубокого раскрытия внутренней жизни персонажей Сергеем Яшиным, приглашенным из Театра Гоголя (режиссер спектакля Сергей Голомазов), прозвучал удивительно современно, потому что позволил увидеть бездны и тайны, которые хранят души и судьбы многих, и заставил задуматься о простых, неизбежных и таких важных вопросах — так кто мы и откуда, зачем живем. И ответить на вопрос, в чем смысл и значимость человеческого бытия. В наши дни, когда жизнь человеческая обесценилась, эти вопросы звучат как никогда пронзительно и остро.