Звезды смотрят вниз

Дата публикации: 23 февраля 2008

Автор: Алиса Никольская

Издание: Вечерний клуб

В этом году знаменитому спектаклю Вахтанговского театра «Сирано де Бержерак» в постановке Владимира Мирзоева исполняется семь лет. Радует, что это — один из немногих спектаклей в Москве, с годами не только не теряющий форму, но обретающий все большую слаженность и энергетическую насыщенность. Попасть на него по-прежнему непросто: на каждом представлении зал переполнен.
Впечатляет, что столь славная судьба сложилась у работы серьезной, непростой для восприятия. Безусловно, все эти годы у «Сирано» были недоброжелатели. Что закономерно: Мирзоев, при всей популярности его спектаклей, никогда не задумывался на тему спроса, а отважно сочинял собственный мир. Узнаваемый, даже при кардинальной трансформации. Удивительный и удивляющий. Уверенно обозначающий вертикаль — отношения земного и небесного. И если зритель, собираясь на «Сирано», ожидал классической «мелодрамы плаща и шпаги» с фехтованием и серенадами, то, конечно, оказывался разочарован. Этот «Сирано» много глубже, нежели первоисточник. Ситуации, придуманные Эдмоном Ростаном, для режиссера — не более чем каркас. Хотя он энергично обыгрывает каждое событие, отчего в «Сирано» очень мощно выстроены перемены от веселья к трагизму, от легкости к ужасу, от счастья к небытию. А спектакль в итоге получился о природе человеческой. О том, как трудно порой бывает остаться самим собой — и приходится всю жизнь носить маску.
Главная сила притяжения «Сирано», безусловно, Максим Суханов. Актер-медиум, актер-метафизик, талисман Мирзоева. Способный заворожить зал одним звуком своего голоса, одним движением, одним вздохом. Когда спектакль только родился на свет, было поразительно видеть, насколько непохож Суханов-Сирано на Суханова — исполнителя других ролей в мирзоевских спектаклях. Теперь же, когда режиссер и актер создали совместно и короля Лира, и Дон Жуана, и Казанову — в кино, очень интересно смотреть, как эти работы сказались на актере. Пожалуй, сегодняшний Сирано выглядит более зрелым, много раз смотревшим в лицо смерти. И оттого еще пронзительнее выглядит он, сраженный чувствами. Мужчина, знающий про жизнь все, особенно беззащитен перед любовью.
Кто такой сегодня Сирано де Бержерак? Как его играть? Для Мирзоева и Суханова этот вопрос не составил труда. Сирано в равной мере поэт и мужчина, и восхитительные кружева любовных речей рождаются в нем благодаря неразделенной страсти, от которой можно буквально воспламениться. Знаменитый монолог под балконом Сирано-Суханов произносит с такой чувственной силой (Суханов — из числа немногих актеров, умеющих поразительно подавать стихотворный текст), что красавец Кристиан каменеет от неожиданности и честно признается, что не в силах продолжать обман. Что до Роксаны, то этот обман ей не нужен: она с самого начала любит только Сирано. Умная, эксцентричная львица просто чувствует свою безоговорочную власть над обоими претендентами на ее сердце, и поэтому решается на опасную игру. Закончившуюся, как известно, безысходностью и пустотой. Чувства — слишком ценный подарок небес, чтобы обращаться с ними столь вольно — говорит спектакль.
Вот что любопытно: за годы жизни спектакля было совсем немного перемен в составе. Никаких случайных людей, просто введенных в рисунок, но не работающих полноценно, там нет. И неважно, на какой состав придет зритель: он увидит высококлассное зрелище.
Не так давно в «Сирано» появилась вторая Роксана: в пару к восхитительной Ирине Купченко ввели молодую актрису Анну Антонову. С момента премьеры поменялся и Кристиан: вместо ушедшего из театра Константина Соловьева красавца-героя играет Александр Прудников. Работают в «Сирано» и другие молодые актеры: Александра Стрельцина, Андрей Харенко, Виктор Добронравов. Смотреть на них приятно: попав в сложную режиссерскую стилистику, они существуют достойно, понимая и чувствуя своих героев.
Несмотря на болезненный, до кома в горле, финал, «Сирано» оставляет очень светлое послевкусие. Как хорошо выдержанный коньяк: немного пьянит и кружит голову. И если определять качество историй о любви, идущих на сегодняшних московских подмостках, то «Сирано» уверенно окажется на вершине.