Белая акация цветет на Старом Арбате

Дата публикации: 18 февраля 2008

Автор: Дарья Звягина

Издание: Слово

Во времена повального увлечения прославленными мюзиклами «конотопского разлива» по меньшей мере, странно увидеть на сцене «Театрального института имени Бориса Щукина, казалось, забытую и уж вовсе не актуальную пятидесятитрёхлетнюю советскую оперетту „Белая акация“. Конечно, прекрасную музыку Исаака Дунаевского время от времени можно ещё услышать, особенно в Одессе, где песня стала гимном города.

„Я вижу везде твои ясные зори, Одесса.
Со мною везде твое небо и море, Одесса.
И в сердце моем ты всюду со мной,
Одесса, мой юрод родной!“

Владимиру Иванову удалось, не изменив по сути либретто, которое и пятьдесят лет упрекали в легковесности, создать искромётную музыкальную комедию, остроумно вложив в уста персонажей ремарки либретто. Такая ненавязчивая условность придала слишком прямолинейным характерам героев пятидесятых приятный шлейф дружеского шаржа. Одесса и юмор вообще, а в частности умение смеяться над собой, — понятия неразделимые.

Сейчас о „Белой акации“ можно сказать, что это был социальный заказ. Несомненно. Либреттист Михаил Червинский был фронтовиком и одесситом, ему хорошо были известны многие детали походов китобойной флотилии. 
Немецкая китобойная флотилия „Слава“ была передана СССР в 1946 г. в качестве контрибуции после Великой Отечественной войны. Позднее на верфях страны сконструировали суда — гиганты — „Советская Украина“, „Восток“ и другие. Флотилия находилась в море по семь — десять месяцев. Гарпунерами могли стать только настоящие богатыри — вес снаряженного гарпуна достигал ста граммов, и его нужно было зарядить в орудие на скользкой палубе китобойца, часто в условиях шторма — Арктика. Из полутора тысяч моряков уходивших в рейс, не возвращались как минимум человек двадцать. Людей хоронили в океане. Флотилия всегда перевыполняла план и приносила стране десятки миллионов валютной прибыли.
Социальный заказ был выполнен с блеском — лучшим композитором страны и знаменитыми драматургами (и поэтами) тех лет — Владимиром Массом и Михаилом Червинским (комедии „Где-то в Москве“, „О друзьях, товарищах“, либретто к опереттам „Трембита“; „Самое заветное“, „Москва, Черёмушки“, совместно с Эрдманом сценарий фильма „Весёлые ребята“, известная песня „Дорогие мои москвичи“).
„Белая акация“ студенческого театра похожа на массовый бенефис участников спектакля. Видно, что все роли детально проработаны, за каждым образом есть биография и индивидуальность. На сцене нет ни одного вспомогательного или незначительного лица. Поражает сыгранность труппы — такой ансамбль под силу только очень именитым мастерам. Кстати, о мастерах. Все любят, знают и слышали как минимум десятки самых разных исполнений шутливой песни „Всё хорошо, прекрасная маркиза!“ Одна из главных героинь оперетты — Тоня Чумакова, которую играет Ольга Немогай, перепела и переиграла, на мой взгляд, сразу всех. Номер заслуживает высшей премии, правда трудно сказать, какого именно искусства — здесь актёрское дарование проявляется сразу в нескольких ипостасях: это и прекрасно поставленный голос, и мгновенное перевоплощение; которое до сих пор было подвластно одному человеку — Аркадию Райкину, это и потрясающее чувство юмора. В „Белую акацию“ вплелись „посторонние“ песни из-за праздника Нептуна, который по сей день отмечается при пересечении экватора — исполняются на „откуп“, чтобы не бросали в море. Студенты откупались песнями и танцами (хореография О. Глушкова и М. Серебряковой) на профессиональном бродвеевском уровне. Когда все женщины, занятые в спектакле, скромно подобрав юбочки, уселись на краешек сцены и хором запели „Вот кто-то с горочки спустился…“, со зрителями случился острый юмористический припадок, потому что увидеть и услышать через стиснутые зубы певиц гневное — „каким ты был — таким ты и остался!“ не смог выдержать никто. Женщины стирали остатки макияжа, мужчины протяжно скулили…
В пятидесятые годы, когда создавалась „Белая акация“, „Славой“ и „Советской Украиной“ жила вся Одесса. Несметное число одесситов собиралось в порту, когда приходила китобойная флотилия. Все суда, стоящие на рейде, гудели и встречали её салютом. Это был настоящий морской народный и в то же время торжественный праздник для всего города. Китобои были цветом Одессы, её славой и гордостью. С китобойной флотилией в город вернулся романтический ветер странствий, а тут они ещё пингвинов в зоопарк привезли…
Радость сквозит в этом студенческом спектакле, теплая, искренняя, с ароматом акации. Режиссёр Владимир Иванов высветил самое главное чувство послевоенного времени и состояние возвращения из трудного похода — счастье и радость, а не веселье — похмелье. Забота, которой окружают друг друга китобои на судне, — не выдумка сценаристов и не дань коммунистической идеологии. 
На гарпун крепилась граната и, если не попал в цель, то они вместе возвращались на судно. Перевыполнение плана и победа в социалистическом соревновании требовали жертв.
Радостью и заботой окрашены многие персонажи спектакля, различающиеся тончайшими переливами индивидуальности характеров. Основательный, податливый, но одновременно взрывной гарпунёр-наставник Петр Чумаков (артист Владимир Белъдиян), насквозь положительный капитан Костя Куприянов, которого Александр Константинов раскрывает во всей красе „закосневшего“ пионерского воспитания. В исполнении Марии Волковой хваткая и неунывающая красавица Лариса Штепенко наслаждается жизнью, Антон Шурцов и Иван Пачин, прекрасно отзеркаливая друг друга, играют закадычных друзей-оптимистов. Мария Бердинских играет Катю. Роль не главная. От нее трудно оторвать глаза с первой и до последней секунды спектакля. Ее жизнь на сцене завораживает. Лаура Кеосаян и Мария Сластнёнкова — актрисы, играющие взрослых дам, выплетают узоры кружев характерных героинь не только с радостью, но и удовольствием. И, конечно, самый живой, выдающийся, отрицательный и любимый персонаж, которого играет в кинофильме и на сцене Одесского театра музыкальной комедии сам Михаил Водяной, в исполнении Артура Иванова очень даже хорош. Обворожительный и необременительный дамский угодник, хитрый, ловкий, хваткий, при этом великолепно танцует, поёт и умеет делать деньги. Бессмертный образ, растерявший массу преимуществ за последние десятилетия, вызывает ностальгию по вышедшим из обихода невинным балагурам.
Доктор медицинских наук, заслуженный врач Украины Николай Калиниченко 30 лет служил главным врачом на китобойных флотилиях „Слава“ и „Советская Украина“. Был известен на весь Советский Союз благодаря созданию уникальных препаратов „Спедиан“ » и «Спедиан-2М», которые использовались для лечения ран и ожогов. Стал легендой китобойного флота, да и вообще — истории медицины как врач, который во время жесточайшего шторма сделал сам себе сложную хирургическую операцию, глядя в зеркало.
Музыкальный спектакль Щукинского училища «Белая акация» вызывает сложные чувства. С одной стороны, мы видим готовую профессиональную труппу актёров с широкими возможностями и глубоким знание профессии. С другой — скольким театрам повезёт с такими замечательными молодыми артистами, у которых все впереди. Училище держит марку, продолжая методично, год за годом огранять таланты, создавая из каждого своего выпускника произведение искусства.