Новое прочтение «Записок сумасшедшего»

Дата публикации: 19 декабря 2009

Автор: Татьяна Карпекина

Издание: Голос России

Главный режиссер московского театра имени Вахтангова Римас Туминас ставит точку в череде юбилейных премьер, посвященных 200-летию со дня рождения великого русского писателя Николая Гоголя. 19 декабря он покажет столичной публике моноспектакль «Записки сумасшедшего» по одноименной повести классика.

…Мелкий чиновник, неудовлетворенный своей жизнью и общественным положением, до такой степени одержим идеей поиска высокого «поприща», что это приводит его к сумасшествию: он начинает представлять себя королем Испании. Таков сюжет произведения Гоголя. Несколько лет назад «Записки сумасшедшего» заинтересовали актера Театра имени Вахтангова Юрия Краскова, который поставил спектакль для себя. Но когда у труппы появился новый руководитель — Римас Туминас, артист показал ему свою работу. Вместе они сделали новый сценический вариант, в котором режиссер во многом изменил характер главного героя, выразив свое ироничное к нему отношение. Так, во всяком случае, сказал актер в разговоре с корреспондентом «Голоса России».

Юрий Красков говорит, что Римас Туминас увидел в герое спектакля человека высокомерного и заносчивого.

«У меня в предыдущем варианте, — отмечает актер, — чиновник был более умиротворенным, а здесь — с гонором, параноик, которым овладела мания величия. Он оценивает себя выше, чем окружающие. Это состояние обостряется и принимает гротесковые формы. У героя взгляд „сверху вниз на всё“: он уже король Фердинанд с замашками гения».

Для Римаса Туминаса и Юрия Краскова актуальной темой стала творческая и душевная нереализованность. Хотя московская сцена видела и другие трактовки повести «Записки сумасшедшего»: например, поиски справедливости, которой, как выясняется, в жизни нет. Так или иначе, но при любой трактовке невозможно уйти от главного мотива Гоголя — безграничной любви и сострадания к «маленькому человеку». Вот и Юрий Красков признался, что Гоголь близок ему тем, что, «вскрывая человеческие недостатки, слабости, не смеется над ними в прямом смысле слова».

«Он не в коем случае не судья, — говорит актер о великом писателе. — И если взять любое его произведение, то все они ироничны, но без осуждения, по-доброму. Как нянька с младенцем, как мама с ребенком, который нашалил, а она его все равно любит, все равно жалеет, хотя он, наверное, царапнул по ее сердцу…»

В спектакле используется прием, не так часто применяемый нынче на драматической сцене, — живая музыка в исполнении известной пианистки Натальи Гавриловой: фрагменты сочинений Чайковского, Рахманинова, Шостаковича.