Театральный раскол

Дата публикации: 29 апреля 2009

Автор: Алена Карась

Издание: Российская газета

Театральный мир Москвы замер в ожидании. Пока бурлила «Маска», за кулисами ее парадной жизни творилась драма, исход которой, надеюсь, еще не предрешен. В знаменитом Театре им. Вахтангова возникли недовольные новым руководством.

Они отправились к министру культуры Александру Авдееву, чтобы рассказать о своем неприятии нового художественного руководителя Римаса Туминаса.

Напомним, что после смерти Михаила Ульянова фигура его преемника обсуждалась трудно. Ходили слухи, что его место может занять Валерий Фокин, являющийся художественным руководителем Александринского театра в Петербурге. Но его обязательства перед городом на Неве были слишком велики, чтобы бросать его в самый разгар работы. После многочисленных просьб руководство Вахтанговским театром принял на себя знаменитый литовский режиссер, создатель Вильнюсского Малого театра Римас Туминас. Его кандидатура была для театра не случайна. Поставивший там по приглашению Михаила Ульянова гоголевского «Ревизора», он был настоятельно рекомендован им в качестве своего преемника. Помимо славы Туминаса, проехавшего со своим легендарным спектаклем «Улыбнись нам, Господи!» весь мир, для Ульянова было важно и то, что Туминас, выпускник русской театральной школы, некоторыми важнейшими качествами близок Евгению Вахтангову. Не только создателю праздничной «Принцессы Турандот», но и автору страшной сатиры «Чуда святого Антония», мрачного гротеска чеховской «Свадьбы» и, наконец, великого спектакля «Гадибук» в еврейской студии «Габима», отточенного до мистического, трагедийного звучания. Ульянову было важно, что творческая манера Туминаса близка этим энергиям, из которых родился когда-то Вахтанговский театр.

Туминаса приняли в театре неоднозначно. Но уже спустя два сезона он доказал свою яростную режиссерскую волю. Его «Троил и Крессида» по трагедии Шекспира — мощный, гротескный, полный мрачных предостережений — стал громким событием в столичном театре. Под его руководством вышло еще четыре спектакля, в том числе его собственные «Последние луны» с Ириной Купченко и Василием Лановым.

Тем не менее некоторая часть старейшего поколения, которую, как стало известно «РГ», легко счесть на пальцах одной руки, решили, что Туминас для Вахтанговского театра не годится. Впервые за последние десятилетия сумевший сплотить эту блестящую труппу железной режиссерской волей (а это, напомним, явление художественное, не административное!), Туминас показался им слишком ярким. 

С завидной педантичностью они записывали каждый выпитый им грамм алкоголя. Надо сказать, что давно уже художники не пользовались такой дисциплинарной фразеологией, как на этом приеме у министра.

Между тем Туминас продолжает репетировать «Дядю Ваню», на 10 мая назначен генеральный прогон. Увлеченно с ним работают Людмила Максакова (Войницкая), Владимир Вдовиченков (Астров), Сергей Маковецкий (Войницкий), Анна Дубровская (Елена Андреевна). Художественная воля Туминаса не позволяет ему реагировать на ситуацию интриг и раскола. Он одинаково увлеченно репетирует и с теми, кто «за», и с теми, кто «против».

Министр культуры принял делегацию жалобщиков, отказавшись принять другую делегацию, написавшую письмо в защиту нового худрука. По нашим сведениям, Туминаса поддерживает молодое, среднее и почти все старшее поколение театра — это безусловное большинство труппы. Ни Василия Ланового, ни Ирины Купченко, ни Юлии Борисовой среди жалобщиков не было.

По Москве, как всегда, ходят слухи. Один из них сулит Вахтанговский театр тому, кому он якобы предназначался, — Валерию Фокину. Он давно зарекомендовал себя прекрасным строителем. А справа от театра уже вырыт котлован, и давно назрел капитальный ремонт.