Путин увлёкся критикой: Чацкий — такой же герой, как Матросов

Дата публикации: 11 марта 2008

Издание: News.ru

Президент России Владимир Путин посетил на выходных театр «Современник» и за кулисами возмутился «слабостью» Чацкого в трактовке Римаса Туминаса и исполнении актёра Ивана Стебунова. По словам главы российского государства, Чацкий — «сильный человек» и не должен плакать, сообщает NEWSru.com.

Трактовку «Чацкий-правдоборец и Чацкий-просветитель» критиковали ещё современники Грибоедова, включая Александра Сергеевича Пушкина, писавшего в письме Бестужеву: «Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подоб.»

Худрук театра Галина Волчек не ожидала столь высоко гостя на спектакле. Путину выделили лучшие места — середину 10 ряда партера — а после спектакля он побеседовал с режиссёром и актёрами.

Президент РФ заметил: «Не побоюсь показаться здесь непрофессионалом, потому что я непрофессионал, но зачем вы с самого начала показали его, Чацкого, плачущим? Сразу складывается о нем впечатление как о слабом человеке». Режиссёр, говоря о своей трактовке, напомнил, что Чацкий был сиротой, оставшимся без родных. Однако этот аргумент не удовлетворил президента: «Я боюсь ошибиться, но Александр Матросов тоже был сиротой, но закрыл собой амбразуру. Он сильный человек».

Занятно, что Галина Волчек тут же приняла позицию президента в дискуссии с режиссёром пьесы: «Я согласна с Владимиром Владимировичем! — не раздумывая сказала она. — Если такой вопрос у него возник, то значит, что необходимость показывать Чацкого плачущим была плохо доказана… Теми, кто показывал! — заявила она. — А Чацкого с Матросовым вполне можно сравнивать: такое сравнение правомерно, раз оно приходит в голову».

Трактовка Путиным образа Чацкого как сильного правдоборца, идущего против косного мира, взята прямиком из советских школьных учебников. В этой ипостаси «Чацкий несомненно является представителем передового общества, людей, не желающих мириться с пережитками, реакционными порядками и активно с ними борющихся».

Наивным и слабым считал такое видение режиссёр предыдущей постановки «Горя от ума» на сцене «Современника» Олег Ефремов.

Согласны с этим Петр Вайль и Александр Генис: «Если Чацкий глуп — все в порядке. Так и должно быть: человеку, исполненному глубины и силы, не пристало то и дело психопатически разражаться длинными речами, беспрестанно каламбурить и потешаться над недостойными внимания субъектами».

Сторонники «сильного» Чацкого, основываясь на его реплике «Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету?», утверждают, что это свидетельство его намерения прямиком пойти в революцию. Но, к примеру, Фёдор Достоевский считал иначе. «Ведь у него только и свету, что в его окошке, у московских хорошего круга — не к народу же он пойдёт. А так как московские его отвергли, то, значит, „свет“ означает здесь Европу. За границу хочет бежать», — писал Достоевский. 

Поэт и критик Пётр Вяземский отмечал: «главный порок автора, что посреди глупцов разного свойства вывел он одного умного человека, да и то бешеного и скучного…». «При всем остроумии, при всей бойкости речи своей, Чацкий тот же Репетилов: только из другого лагеря. Как заговаривается один, так заговаривается и другой». «Из комедии явствует, что одно истинно жалкое и смешное лицо, из всех лиц, выводимых автором, есть Чацкий».

Что же касается биграфии героя Великой отечественной войны Александра Матросова, на которого, по мнению Путина должен походить Чацкий, то в 2002 году «Парламентская газета», например, опубликовала версию, согласно которой Матросов — не сирота. Он убежал из семьи, когда овдовевший отец женился на другой, попал в детприёмник-распределитель по линии НКВД, в 1940 году был судим, а на фронт попал, отучившись несколько месяцев в военном училище под Оренбургом. По национальности — башкир, а настоящее имя — Шакирьян Мухамедьянов.

В современной истории России уже делались попытки оценить происходящее в высшем политикуме сквозь призму великой пьесы Грибоедова.

В марте 2000 года режиссёр Андрей Житинкин в интервью «Независимой газете» виртуально распределил роли в спектакле «Горе от Ума» среди политиков, отдав роль Чацкого Владимиру Путину.

«В этом случае, понятное дело, Фамусова играет Лебедь (в погибшем губернаторе Александре Лебеде многие видели альтернативу Путину-преемнику). У Путина/Чацкого сложные отношения с Софьей/Хакамадой. Правда, есть персонажи, у которых отношения с ней складываются лучше. Это в первую очередь Кириенко/Молчалин. Фантастически ярко роль старухи Хлестовой мог бы сыграть Жириновский — с его яркими губами, потрясающей мимикой. В чепчике и с лорнетом он был бы неподражаем», — так видел художник Россию в «последние дни» правления первого президента Бориса Ельцина.

Но накануне выборов нового президента «Известия» предприняла попытку прочтения «Горя от ума», совершенно по-другому распределив роли. Чацкого отдали Явлинскому, а вот Путину достался образ Молчалина.

Зюганов стал Скалозубом, Ельцин — Фамусовым, а электорату досталась роль Софьи. «Чацкий — безоговорочно положительный герой. Прочие женихи… — отрицательные». Самый отрицательный вроде бы Молчалин. Но именно Молчалин оказывается самым перспективным. «Ведь он такой невыразительный, неинтересный, незначительный. А Чацкий вроде бы такой яркий, харизматичный. Такой остроумный… Чего ещё надо даме и электорату?» Софья, вопреки всему, отдаёт предпочтение не Явлинскому, а Путину.

Некоторая его безличность, загадочность и позволили «коллективной Софье» увидеть в нем то, что ей хотелось видеть, — а электорату — найти в этом персонаже то, что каждый избиратель желал найти: «Творческий интеллигент — ценителя искусств, генерал — благодетеля, либерал — либерала, зарубежные госмужи — себе подобного, артистки Наталья Фатеева и Лидия Смирнова — мужика. Такова уж конструкция этого образа. Образа великого Анонима».