Нет худрука в своем отечестве

Дата публикации: 2 июня 2007

Автор: Роман Должанский

Издание: Коммерсантъ

Известному литовскому режиссеру Римасу Туминасу доверено руководство Государственным академическим театром имени Вахтангова. Об этом сообщило Федеральное агентство по культуре и кинематографии. Впервые российским театром будет руководить иностранец. Комментирует РОМАН Ъ-ДОЛЖАНСКИЙ.

Назначение Римаса Туминаса нельзя назвать неожиданным. Преемника Михаилу Ульянову на посту художественного руководителя театра начали подыскивать еще при его жизни, когда стало понятно, что знаменитый актер и театральный деятель по состоянию здоровья не может в полной мере посвящать себя руководству театром. Просил найти ему замену и сам Михаил Ульянов.

Первым кандидатом стал Валерий Фокин, художественный руководитель Александринского театра и Центра имени Мейерхольда. Однако перед началом сезона Валерий Фокин отказался, мотивируя это тем, что не может оставить Александринский театр. Именно тогда и возникла кандидатура литовского режиссера Римаса Туминаса (Ъ писал об этом 12 декабря 2006 года). Назначения тогда не последовало — говорили, что Туминас отказался от тяжелой ноши, которую являл Театр Вахтангова. Но после смерти Михаила Ульянова в марте 2007 театру срочно требовался лидер.

На вопрос, почему он не принял первого приглашения, литовский режиссер ответил, что тогда не был уверен в себе и не считал возможным при жизни Михаила Ульянова занять его место. «Я все-таки надеялся, что он найдет в себе силы,- говорит Римас Туминас.- Сейчас я вспоминаю и его голос, и его взгляд, как будто бы он еще раз призывает меня».

Римас Туминас немало ставил в Москве, в том числе спектакль «Играем Шиллера» в театре «Современник» и «Ревизора» Гоголя в Театре Вахтангова. Именно после этого спектакля и стали говорить о том, что он может возглавить Театр Вахтангова. Помимо того что он известен в России, это один из видных европейских режиссеров. Разумеется, он знаменит у себя на родине, в Литве, где руководит Малым театром Вильнюса. Правда, Римас Туминас не собирается совмещать работу в Москве и Вильнюсе. «Тут найдут поддержку. Тот театр, который был создан, он довольно мощный, а потом я уверен, что меня здесь дождутся»,- сказал он Ъ. 

Принятое решение очень важно не только для режиссера, но и для театра. Одна из особенностей труппы состоит в том, что она пополняется из одного резерва — из Театрального училища имени Щукина при Театре Вахтангова. Практически все актеры, которые работают в этом театре, окончили это училище. И соответственно, все руководители, которые стояли у руля Театра Вахтангова, тоже были выпускниками щукинской школы. Сейчас эта традиция прервана. Римас Туминас не является выпускником этой школы, он варяг в полном смысле этого слова.

Очевидно, что приглашение со стороны предполагает, что новый режиссер может сделать какие-то несентиментальные шаги по руководству театром. Он в меньшей степени, чем выходец из самого коллектива, связан обязательствами, взаимоотношениями, собственной историей. То есть он может быть более независим в своих поступках. И для театра, находящегося в смысле художественном в достаточно трудном положении, это шаг, безусловно, позитивный.

С другой стороны, Театр Вахтангова традиционно беспокоится о так называемом вахтанговском начале. То есть о традициях, заложенных основателем этого театра. Сказать по правде, никто уже точно не может сформулировать, что это такое, но под этим подразумевается какое-то праздничное начало искусства, стремление к яркой театральности — все то, что было воплощено прежде всего в знаменитом спектакле «Принцесса Турандот». Но как раз Римаса Туминаса трудно назвать последователем этой традиции, он режиссер, исповедующий типичный для литовского театра сумрачный, метафорический режиссерский язык. И в эстетическом смысле он едва ли близок Театру Вахтангова.

Вероятно, сейчас эстетические детали могут отойти на второй план. Потому что театр в его нынешнем состоянии требует радикальных и административных, и художественных решений. Ему нужен очень внятный, жесткий и несентиментальный лидер как в деловом плане, так и в художественном. Весь вопрос в том, сможет ли стать таким лидером Римас Туминас. Но это вопрос не только его художественной потенции, но и объема полномочий, которые ему были даны, по реорганизации труппы, по ревизии ее состояния, по возможности набирать новых людей и расставаться с теми, кто ему кажется ненужным. Свои ближайшие планы господин Туминас не конкретизировал. «Планы, конечно же, есть, но я не хотел бы излагать их до встречи с труппой и дирекцией»,- пояснил он Ъ. 

Меж тем Театр имени Вахтангова, безусловно, это привилегированный театр, театр прямого государственного подчинения, то есть театр, неофициально возведенный в ранг национального достояния. Тем более любопытна ситуация, когда театром — национальным достоянием доверено руководить иностранному подданному, гражданину Европейского союза. И хотя это гражданин из, так сказать, советского культурного пространства, лучше многих российских режиссеров знакомый с российским театром, это первый случай в новой истории России. Болгарин Александр Морфов был некоторое время назад приглашен работать в Театр Комиссаржевской. Но он всего лишь приглашенный режиссер и не является полноправным единоличным лидером этого театра. Так что фактически Туминас единственный иностранец, занимающий столь высокий пост в российской театральной иерархии. 

По словам пресс-секретаря Федерального агентства по культуре и кинематографии Натальи Уваровой, Римас Туминас дал согласие позавчера, после переговоров с Михаилом Швыдким и дирекцией театра. Назначению предшествует множество бюрократических процедур. Для руководителей такого уровня составляются отдельные персональные контракты. И то, что Римас Туминас не российский гражданин, только усложнит процедуру. «Согласие режиссера возглавить театр — это только начало»,- подчеркнула Наталья Уварова.