Укротитель классики

Дата публикации: 28 августа 2009

Автор: Роман Должанский

Издание: Weekend

Премьере Вахтанговского театра предшествовала почти детективная история, волновавшая театральную общественность полвесны. Сначала по городу поползли слухи, что группа пожилых народных артистов-вахтанговцев пришла на прием к министру культуры и нажаловалась ему на художественного руководителя театра — иностранного специалиста Римаса Туминаса. Якобы во время одной из репетиций пьесы А. П. Чехова «Дядя Ваня» этот гражданин Литовской Республики, недовольный качеством актерской игры, высказался в том смысле, что с нашей системой Станиславского вступать в интимную связь можно только в извращенной форме. И якобы министр пришел в ужас от такого обращения с системой и пообещал наказать варяга путем непродления с ним контракта.

Это потом уже выяснилось, что никто никуда не ходил и министр ничего такого не говорил. Во всяком случае, один из тех, кого молва причисляла к ходокам, клялся автору этих строк, что не только никуда не ходил, но даже не знает, в какую сторону надо идти в Минкульт и кто у нас нынче министр. Но два события все-таки произошли. Во-первых, все заинтересовались, что же там такое в Театре Вахтангова делается с «Дядей Ваней». В мирное время факт обращения академической труппы к столь хрестоматийной пьесе вряд ли заставил бы общественность и бровью повести. А тут все стали обсуждать, каковы же будут Сергей Маковецкий в роли дяди Вани, Владимир Вдовиченков в роли доктора Астрова, Людмила Максакова в роли старухи матери и Владимир Симонов в роли профессора Серебрякова.

Во-вторых, вахтанговские артисты помоложе собрались вместе и написали куда надо письмо в защиту Римаса Туминаса. После чего случилось необыкновенное. Министр культуры сам приехал в театр, поприсутствовал на очередной репетиции, увиденное одобрил, надругательств над святынями не зафиксировал, пожелал удачной премьеры — и продлил контракт. Так что один театральный тяжеловес, который примеривался к креслу вахтанговского худрука и всю эту историю, как говорили, из-за кулис спровоцировал, вынужден был умерить свой аппетит. 

Конечно, на фоне этой бурной предыстории премьеры сами чеховские «сцены из деревенской жизни» бледнеют. Хотя никто уже давно не ставит Чехова только ради «сцен». Известные наизусть его пьесы — не сюжеты, а молитвы, театральные заклинания. Есть, впрочем, некоторые еретики, которые умудряются и в молитвах обнаружить необычные, тревожные, даже опасные смыслы. Слова вроде бы те же самые, а от неожиданности происходящего у театрального прихожанина просто дух захватывает. Римас Туминас относится именно к таким непредсказуемым, внимательным и свободным от канонов читателям классики. Еще он, безусловно, смелый читатель — поставить в России «Ревизора» и «Горе от ума», получить не только похвалы, но и обвинения в «антирусскости» и после этого взяться за Антона Павловича способен не каждый.

Господин Туминас так умеет доставать из классики новые смыслы, что даже самые сдержанные зрители вдруг проговариваются. Все помнят, как Владимир Путин, посмотрев «Горе от ума» в «Современнике», стал пенять режиссеру на трактовку характера главного героя и сравнивать Чацкого с… Александром Матросовым. Так что если премьер-министр пожалует на «Дядю Ваню», мы наверняка узнаем много интересного и о чеховских персонажах. А пока не пришел, придется думать самим — бездумно глядеть на сцену Туминас нам все равно не даст.