Чем сердце успокоится

Дата публикации: 23 августа 2010

Автор: Дина Годер

Издание: Время новостей

В конце августа, пока не развернулся новый театральный сезон, самое время вспомнить, что было хорошего и важного в прошлом. А был он, надо сказать, по части московских премьер куда интереснее, чем два предыдущих. 

Тон задал в самом начале сентября замечательный — ернический и трагический — «Дядя Ваня» Римаса Туминаса в Театре Вахтангова, спектакль, который так до конца сезона никто и не переплюнул: он твердо стоит на первом месте всех критических рейтингов. Да и актеры в нем — Сергей Маковецкий, сыгравший жалкого недотепу Ваню (лучшая его роль за последние годы), Владимир Симонов и Анна Дубровская — чета самовлюбленных Серебряковых — стоят серьезных наград. Спектакль Туминаса дал старт не только сезону, но юбилейной чеховской вакханалии — столько Чехова сразу мы не видели никогда и, надеюсь, уже не увидим. Самой парадоксальной постановкой русского классика в Москве стала «Тарарабумбия» Дмитрия Крымова (театр «Школа драматического искусства») — пародийный, но в конце концов щемящий спектакль-шествие чеховских героев, почти капустник, собравший вместе все штампы, стереотипы, глупости постановок главного нашего драматурга — от мхатовских до авангардистских. 

Удачен был этот сезон для ТЮЗа. Кроме «Медеи» Камы Гинкаса — спектакля несколько истерического, но с отличной, строгой работой Игоря Гордина, играющего современного усталого Ясона, здесь представили «Кроткую» гинкасовской ученицы Ирины Керученко. И снова первым в этом маленьком, но серьезном спектакле-дуэте был Игорь Гордин. Для него вообще сезон сложился особенно удачно: третью отличную роль Гордин сыграл «на стороне», в постановке Театра наций «Метод Гренхольма» (режиссер Явор Гырдев). Этот спектакль тоже надо занести в графу достижений: таких безупречных, со вкусом сделанных коммерческих постановок в Москве давно не было, одни какие-то антрепризные залепухи, на которые приличному человеку и пойти-то стыдно.

И по актерской части сезон оказался не беден. Даже в не самых удачных постановках случались роли, ради которых стоило пойти в театр. Во мхатовской «Вассе Железновой», поставленной Львом Эренбургом в свойственной ему избыточной, физиологичной манере, отлично сыграла главную героиню Марина Голуб — непривычно сдержанно, жестко и сильно. В скучном спектакле Юрия Еремина «Царство отца и сына» (Театр имени Моссовета) по трем историческим пьесам Алексея Толстого хорош был блаженный Федор Иоаннович в исполнении Виктора Сухорукова — царь-дитя, восторженный и робкий. В средней постановке Сергея Голомазова «Варшавская мелодия» неожиданно и резко сыграла молоденькая Юлия Пересильд, которой не просто было превратиться к финалу в немолодую и неприятную монументальную знаменитость, какой по замыслу режиссера стала Гелена.

Надо сказать, что если не считать немногих спектаклей-столпов сезона вроде «Дяди Вани», то главные его радости и удачи были связаны с молодыми. И первым номером тут стоит прекрасно задуманный и во всех отношениях удачный молодежный проект РАМТа. Выпускники-режиссеры мастерской Сергея Женовача из РАТИ поставили здесь свои дипломные спектакли — офисную драму Роланда Шиммельпфеннига «Под давлением 1-3», лихо срежиссированную Егором Перегудовым, и четыре детских представления, одно лучше другого: киплинговский «Как кот гулял, где ему вздумается» в постановке норвежской студентки Сигрид Стрем Рейбо, «Почти взаправду» Тона Телленгена в постановке Екатерины Половцевой и сказка Афанасьева «Бесстрашный барин» в постановке Марфы Горовиц (Назаровой). (В этом детском ряду есть и «Волшебное кольцо» по Борису Шергину в постановке Александра Хухлина, но я его, к сожалению, не видела.) «Бедные», совсем или почти без декораций, построенные главным образом на фантазии режиссера и прелестных перевоплощениях молодых рамтовских актеров, заводные, изобретательные, психологически тонкие и совсем не сюсюкающие спектакли — то, чего давно не хватало Москве. Неудивительно, что сейчас эти постановки разбирают на фестивали, как горячие пирожки, и неизменно там награждают. Да и родители смотрят их с не меньшим удовольствием, чем маленькие дети. Если учесть, что именно на сцене РАМТа в этом сезоне объявился давно пропавший с театрального горизонта Миндаугас Карбаускис с постановкой «Ничья длится мгновенье» о еврейском гетто в Литве, то и вовсе окажется, что РАМТ в прошедшем сезоне стал самым успешным московским театром. Я не поклонник высоко оцененной критикой постановки Карбаускиса; мне кажется, что при всей мрачной сдержанности режиссера и точно работающих актерах сама история делает спектакль тягостно-надрывным, но он все равно входит в число серьезных и важных постановок. Кстати, и по количеству премьер в прошедшем сезоне РАМТ обогнал всех, даже плодовитый Художественный театр.

Из других радостей, связанных с молодыми, дипломный спектакль гитисовского курса Олега Кудряшова «История мамонта» в постановке Екатерины Гранитовой. Нежная и грустная вариация на тему романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил» имела успех куда больший, чем обычно бывает у выпускных постановок, и выдвинула отличного актера — нервного, иронического и очень музыкального Андрея Сиротина. Совсем скоро его первая профессиональная премьера — в Театре имени Пушкина он сыграет в спектакле Константина Богомолова «Турандот». Тогда и станет ясно, не ошиблись ли московские театралы, так дружно и восторженно полюбившие талантливого выпускника, как, кажется, умеют только у нас.

Еще одна неожиданная дипломная радость — музыкальный спектакль выпускников Сергея Голомазова из той же театральной академии. Шоу «Киномания. band» с осени идет в репертуаре Театра на Малой Бронной под восторженный вой публики и без всякого внимания критики. И тем не менее театрализованный концерт, где молодые драматические актеры играют на множестве музыкальных инструментов, танцуют и поют великолепный набор поп-хитов на разных языках от «Читтануги» до «Чито-Грито», стоит искреннего восхищения. В первую очередь восхищения тем, как они хорошо обучены. Если учесть, что и не вполне традиционные аранжировки тоже сделали студенты, остается только снять шляпу перед умело использовавшими их дарования педагогами-режиссерами Аидой Хорошевой и Сергеем Голомазовым.

Возвращаясь к «взрослым» театрам, не забудем последнюю премьеру Петра Фоменко в его «Мастерской» — пушкинский «Триптих». В этой не вполне удавшейся постановке самой обаятельной, особенно для преданных поклонников «фоменок», была первая часть, «Граф Нулин», разыгранный Галиной Тюниной и Карэном Бадаловым как по нотам, — предсказуемо, но все равно прелестно. Ну и, конечно, нельзя не упомянуть в той же «Мастерской» грандиозное шоу Ивана Поповски по Кэрроллу «Алиса в Зазеркалье» с актерами-стажерами. Как ни оценивай это, на мой взгляд, малоудачное произведение, его визуальные эффекты действительно производят впечатление. Особенно на детей.

Что касается современной драматургии, о которой сейчас много говорят, то, по-моему, по этой части самой убедительной получилась лаконичная постановка Виктором Рыжаковым пьесы Кшиштофа Бизе «Рыдания» в театре «Практика», жесткий и отчаянный моноспектакль, где Светлана Иванова играет три монолога современных несчастных женщин — матери, дочери и бабушки.

Особенного внимания стоит спектакль-акция Театра.doc «Час восемнадцать» о смерти в тюрьме юриста Сергея Магнитского. Эту, соединяющую документальность и фикшн постановку Михаила Угарова невозможно ставить в ряд других премьер сезона и судить по тем же законам — собственно, это не совсем театр, а скорее политический жест. Но и в таком качестве она занимает место среди важных событий театрального сезона.

Ну и напоследок конспективно вспомним главное из прошедших в Москве фестивалей — общую театральную атмосферу города в последние годы определяют именно они. «Сезон Станиславского» привозил нервного многочасового «Идиота» Эймунтаса Някрошюса и парадоксальный «Кукольный дом» Ли Бруера, где обычные женщины-актрисы играли в партнерстве с мужчинами-лилипутами. Событиями фестиваля NET стали не вполне удавшийся Оскарасу Коршуновасу «Гамлет», чье действие дробилось в множестве гримировальных зеркал, и поразительный спектакль «Великая война» маленького кукольного театра «Отель Модерн» из Голландии. Тут первая мировая была разыграна предметами на столах и в аквариуме, но в проекции на большой экран все, что происходило с куклами под камерами, казалось настоящим. Главным хитом Чеховского фестиваля, который назаказывал к юбилею множество постановок за рубежом, оказалась сентиментальная цирковая «Донка» Даниэле Финци Паска. Пожалуй, кроме нее да двух балетов испанского хореографа Начо Дуато (которого уже можно считать российским, коли он подписал контракт с Михайловским театром), больших удач в программе юбилейного чеховского смотра не было. «Золотая маска», которая в этом году прошла особенно размашисто с множеством подпрограмм, неожиданно тоже имела зарубежный хит — эффектнейший спектакль Гжегожа Яжины «У нас все хорошо» по саркастической и отчаянной пьесе совсем молодой Дороты Масловской о польском сегодня.

Кажется, все. Ну а теперь можно вступать в новый сезон, тем более что взрыв театральной активности обещают буквально с первых чисел сентября. Сначала вдогонку Чеховскому фестивалю «Студия театрального искусства» сыграет спектакль Сергея Женовача «Записные книжки», который не успели выпустить к юбилею. Потом со спектакля Оскараса Коршуноваса начнутся большие гастроли Александринки в Москве, и тут же из Берлина приедет на фестиваль «Территория» «Гамлет» Томаса Остермайера. И понесется.