Буфетные письма с натуральными слезами

Дата публикации: 24 мая 1994

Автор: Марина Райкина

Издание: Московский комсомолец

В буфете Театра им. Вахтангова второй сезон подряд артисты играют спектакли про себя же. Во всяком случае, тем, кому неймется узнать, что же это за люди — актеры, в самый раз отправляться в буфет. В конце прошлого сезона «Без вины виноватые» вывернули наизнанку роскошное закулисье, и все увидели «из какого сора растут цветы». Новый спектакль — «Милый лжец» — на сей раз оказался тихой гримеркой, где выясняют отношения актриса и драматург. Джордж Бернард Шоу и Патрик Кэмлбл — исторические персонажи, интимная сороколетняя переписка которых и легла в основу пьесы Джерома Килти.
Она пишет — он отвечает. Он пишет — она отвечает. Однако скучно должно быть это. Слава Богу, что режиссер Адольф Шапиро избавил нас от созерцания радиопьесы, которую две «звезды», распевают своими неповторимыми голосами. «Звезды» — Юлия Борисова и Василий Лановой не распевают. Они разыгрывают письма. Одни затянуто — длинно, Другие же - виртуозно. Такие как, например, репетиция пьесы «Пигмалион». Вот Патрик Кэмбл, которой под пятьдесят, репетирует Элизу Дулитл, неотесанную девчонку-цветочницу. Делает она это лихо: задирает ноги, кричит дурным голосом. И вдруг, мы видим лицо и слышим голос умной, усталой примадонны. И тут же следует волна страсти. А потом… У Борисовой много красок: акварель, масло, сангина. Ее рисунок колоритней и ярче чем у партнера, который, похоже, заботится больше о том как бы сохранить маску «комильфо».
В ее же рисунке — загадка и тайна. Да посмотрите же, кто это плачет — Патрик Кэмбл или Юлия Борисова, ее играющая? У кого неподдельные слезы в глазах — у Патрик Кэмбл, расставшейся, к концу жизни с деньгами, славой и любовью, или у актрисы, понимающей неизбежность судьбы каждой «звезды»? Игра Юлии Борисовой оставляет вопросы и многоточия и может быть названа — безусловной удачей спектакля «Милый лжец».