Дядя Ваня: три часа до выхода на лондонскую сцену

Дата публикации: 5 ноября 2012

Автор: Марина Райкина

Издание: Московский комсомолец

Буквально несколько часов остается до первого появления дяди Вани в лондонском свете. То есть первого спектакля «Дядя Ваня», который сыграет Вахтанговский театр на Вэст-Энде в театре Ноэль Коуард. Первый здесь и сотый со дня премьеры, состоявшейся в 2009 году в Москве. Вроде бы особых оснований для волнений нет — чеховская пьеса в постановке Римаса Туминаса везде идет на «ура», и тем не менее... Увидит ли российский «Дядя Ваня» небо в алмазах на лондонском небосклоне? С подробностями из британской столицы обозреватель «МК».

В Лондоне в это время года ужасно смешно от сочетания несочетаемого — несмотря на + 8, местные жители ходят в шортах, майках и, разве что прикрыты шарфиками на фоне рождественских елок. Перед рынком Ковент Гарден высоченное дерево с огромными красными шара стоит в кадке диаметром примерно метров пять. На кадке — красный бантик, тоже нехилого размера, и туристы с радостью снимаются на его фоне.

А буквально за углом, на здании красного кирича (здесь почти все такие) — вся в огнях афиша «Uncle Vania» и большие постеры в витринах — Максакова в синих очках и темном парике — прикольно; Маковецкий с тревожными глазами — трогательно; глазами сверкает Симонов — страшно и много еще всяческих изображений из спектакля.

Это и есть Ноэль Коуард — театр, открытый в 1903 году.

За день до спектакля. Дядя Ваня в джинсах и кедиках ходит по сцене — сосредоточен. Сергей Маковецкий прилетел на день раньше других, говорит, что дрых сутки и теперь здесь.

— Представляешь, здесь я буду сотый спектакль играть, — говорит он.

— Для тебя есть разница — сотый или пятнадцатый? — спрашиваю его.

— Да вобщем-то нет, расслабляться нельзя, — говорит он мне здесь (за кулисами лондонского театра) и сейчас (в середине дня 4-го, пока Россия официально празднует странный праздник победы над литовцами-поляками). А глаза у него совсем не здесь — он весь где-то там, в своем дяде Ване, лучше которого я и не видела. И потому хочу, чтобы и англичане тоже так считали: Маковецкий — лучший дядя Ваня.

Тем более — минуточку! — в театре неподалеку (Водевиль театре) идет свеженькая премьера — «Дядя Ваня».

Её две звезды поставили. Пишут, что соседство с русскими им явно не пойдет на пользу. — газету «Индепендент» в гримерной вслух читает Сергей Епишев, талантливый, продвинутый молодой артист под два метра роста.

Такое сообщение приятно, а Галина Коновалова, играющая няньку Марину, увидела меня и просит:

— Деточка, прошу тебя, если будешь про меня писать, то не начинай свою статью со слов: «Этой артистке 96 лет, а она еще играет».

— Ну что вы, Галина Львовна, сообщаете заведомо ложную информацию? Я напишу, что ей все 196, а она и не собирается уходить со сцены (смеемся), — действительно, никуда не деться от потрясающего факта — в свои 96 лет эта актриса, она же завтруппой (следит за графиком артистов), летает на гастроли, репетирует, ведет активную жизнь. Но при этом — потрясающая личность с феноменальной памятью и чувством юмора. Может быть она слишком долго находилась в тени первых красавиц вахтанговского (а их было немало). И кто знает, если бы не Туминас, открыла бы публика эту актрису, ее очень необычную характерность из смеси утонченности и куража, элегантности и дурашливости, иронии?

Римас Туминас в зале, рядом команда — художник Адомас Яцковскис и композитор Фаустас Латенас. Здесь же директор Кирилл Крок и продюсер гастролей Оксана Немчук. Римас назначил репетицию на 3 дня, уже 7, а до конца первый акт не прошли. Он нервничает, то и дело останавливает разбежавшуюся машину «Дядя Ваня» затейливой и эксклюзивной конструкции. Сцена лондонского театра меньше вахтанговской, а значит, надо многое менять. Двигают декорацию, корректируют свет, Римас то и дело выбегает на сцену. Рукой рубит воздух (это эмоция), а воздух не виноват: здесь многое по-другому.

— А я вот хочу на «Фантом» попасть , - говорит Людмила Максакова. Она ждет своего выхода, — я по сути первый раз в Лондоне, давно была проездом — это не считается. Но мне нужен только дневной спектакль, не знаешь — играют днем?

Узнала — играют, но не каждый день, и билетов не достать несмотря на древность спектакля — ему под тридцать наверняка. А вот свежая афиша мюзиклов — «Лет ит би» про Битлов и «Танцы под дождем» — с билетами туго. Но не до мюзикла, этого праздничного жанра мне сейчас.

В кулисах вижу как ходит туда-сюда Маковецкий со стопочкой в руке — сейчас пойдет сцена коллективного пьянства. Как Володя Вдовиченков, улыбаясь, смотрит на сцену — как там профессор (Володя Симонов) с Еленой Андреевной (Аня Дубровская) объясняются.

— Как звери, они как звери друг с другом. Они не понимают зачем зверям текст, — это уже Римас прибежал (в который уже раз, мог бы и не уходить со сцены) и объясняет, и показывает как люди-звери чеховские друг на друга смотрят: и любви прежней нет и вообще все прахом летит.

А профессор в шерстяных носках по сцене бегает, и у Сони — Маши Бердинских — тоже носочки на маленьких, почти детских ножках.

По плану в Лондоне намечено шесть спектаклей, но с учетом, что это не репетиция, а полноценный спектакль, получается как будто почти семь артисты сыграли. Почти потому, что Римас почувствовал — устали и отпустил артистов отдыхать.

Стоимость билетов составила от 15 до 55 фунтов. ВИП-места стоили 100 фунтов. Из 800 билетов не продано только 8. Это переаншлаг. Народу на спектакль пришло много. В основном это русская публика, но было немало англичан. Среди пришедших замечен Сева Новгородцев из Русской службы Би-би-си.