Uncle Vanya - Noel Coward

Дата публикации: 6 ноября 2012

Автор: Дэвид Чаддертон

Издание: British theatre guide.info

Если вы собираетесь за три дня посмотреть двух новых «Дядей Вань», то на подмогу вам придет диаметрально разный подход режиссеров этих спектаклей. Там, где Линсдей Познер почтительно попытался воплотить смысл чеховской пьесы, Римас Туминас из театра Вахтангова склоняется к более абсурдному подходу.

Хотя начало спектакля, признанного в России  в 2011 году России  лучшей постановкой в стране, заставляют вспомнить работу Стивена Долдри «Визит инспектора», то продолжение, по большей части,  обязано, скорее, влиянию Беккета.

Придавленная субтитрами декорация Адомаса Яцовскиса аскетична, похожа на мастерскую плотника, а костюмы нарочито утилитарны, за исключением тех, что носит скучающая, однако же гламурная Елена – Анна Дубровская.

Атрибуты повседневного бытия  декорируют компанию непредсказуемых в своей эксцентричности персонажей, у  которых не слишком много забав в их собственной серой жизни, но для зрителей этой трехчасовой постановки они их  будут исправно поставлять в виде диковинного юмора и балаганной клоунады.

Музыка играет большую роль на всём протяжении спектакля, в первую очередь выразительная мелодия "Кол нидрей" Макса Бруха, которая задаёт траурный тон в самом начале, а затем возвращается опять и опять. Позже немалый вклад в музыкальный ряд вносят русские камерные струнные произведения. Есть даже короткий оперный фрагмент, на мгновение оживляющий этот незабываемый саундтрек композитора Фаустаса Латенаса, который длится непрерывно в течение всего представления, подчас как фон, на котором звучат реплики актёров.

Сюжет как таковой чуть ли не подрывается своеобразным авторским прочтением, и это, возможно,  пуристам придется не по вкусу, но неизбежно заставит их взглянуть  на хорошо известную пьесу новыми глазами.

Самую большую поддержку этой известной кинозвезде оказывает очень впечатляющая Мария Бердинских, играющая Соню, которая ведет себя как оперная дива или звезда немого кино со  склонностью к особо трагическим ролям.

Прекрасная Елена не столько холодная потребительница, сколько жертва сибирской вечной мерзлоты, и даже ее движения замедлены до скорости робота, когда она играючи очаровывает мужскую половину, в которую, правда, не входит ее злобный, снедаемый жалостью к себе старый муж.

При этом ей даже удается растопить лед в окончательно отчаявшемся, спившемся Астрове, которого мрачно играет Владимир Вдовиченко, и это, безусловно,  достижение.

Актеры второго плана даже еще более странные, чем остальные – нянька Марина, прыткая восьмидесятилетняя добрая фея и Вафля, который ведет себя и выглядит, как Макс Уолл в своих крайних проявлениях.

Хотя некоторые крайности - когда сюжет оказывается менее важен, чем сами образы  персонажей, - могут слегка обескуражить зрителей, они всё равно получат удовольствие от вечера, проведенного в театре, Особенно те, кто знает пьесу (или видел ее пару дней назад) и может наслаждаться  этой жестикуляцией, не слишком отвлекаясь на соответствующие субтитры.