"Дядя Ваня" – обзор

Дата публикации: 6 ноября 2012

Автор: Майкл Биллингтон

Издание: The Guardian

«Едва ли возможен больший контраст, чем между бесстрастным «Дядей Ваней», только что поставленным в Театре «Водевиль», и этим блестящим спектаклем, импортированным Театром Вахтангова из Москвы. Британские версии Чехова склонны предлагать вариации на основе реалистической системы Станиславского. Великолепная постановка Римаса Туминаса принадлежит совершенно иной традиции: традиции российского режиссера Мейерхольда, который развил систему актерства,  основанную на элементах спорта, акробатике и шутовском гротеске.

Туминас сохраняет каждое слово текста Чехова. Но все выглядит или звучит не так, как мы ожидаем. Сцена свободна от беспорядка, хотя в отдаленной перспективе виден каменный лев, символизирующий Петербург. Характеры ярко пересмотрены: профессор и его молодая жена Елена, приезд которой в деревню вызывает так много разрушения, обычно рассматриваются трагически не совпадающими по возрасту; здесь они все еще явно наслаждаются активной сексуальной жизнью, и когда Ваня пытается стрелять в старого профессора, Елена первая закрывает его своим телом. Несмотря на все свои экологические старания и врачебную практику, Астров предстает пьяным шутом, который увлекается неудачными плотницкими экспериментами из серии «Сделай сам», устраиваемыми совместно с чаплинианским Вафлей. При этом племянница Вани, Соня, вовсе не старомодная неряха, но молодая девушка, чья страсть к доктору находится на грани истерии.

Но главная радость постановки – в театральном соединении слова, музыки, жеста и символов. Елена Анны Дубровской, ошеломляющая в белом шелковом платье, играет с цирковым обручем. Астров показывает ей свои картинки вырубки лесов на проекторе с явно фаллической трубой, испускающей клубы дыма. И есть особый момент в финале, когда Соня управляет дядей Ваней, красиво сыгранным Сергеем Маковецким, как будто он – развалившийся механизм, который она должна заново любовно собрать.

Каждый, кто видел вахтанговцев, когда они привозили «Мера за меру» в Шекспировский «Глобус» этой весной, теперь точно знает, что они – отличная труппа.

И хотя это не единственный способ играть «Дядю Ваню», но у их Чехова есть незабываемая экспрессионистская смелость».