«Дилижанс из Руана» на улице Вахтангова

Автор: Елена Долинская

Издание: Театральный разъезд

У многих творцов, работаю­щих для театра, и прежде все­го музыкального, есть замеча­тельная традиция — отдавать свои композиции молодежи. Иногда это может быть премьерным спектаклем: вспом­ним историю первой постановки «Евгения Онегина», которую П. И. Чайковский решил осущест­вить силами студентов Москов­ской консерватории. Расчет ге­ниального мастера полностью оправдался — увлеченность, свойственная юности, была вос­принята публикой непосредстг веннее, чем выверенное искус­ство примадон.

Чаще же маститые театраль­ные авторы с удовольствием «адаптируют» свои сочинения для молодежного состава. Так, в частности, поступил и Евге­ний Птичкин, который создал для учебного театра Училища имени Б. Щукина музыкаль­ную фантазию «Дилижанс из Руана». Премьера широко из­вестного мюзикла Птичкина с этим названием состоялась еще в 1985 году в Свердловске (режиссер В. Курочкин). Для студентов композитор сделал новую музыкальную фантазию в двух частях по новеллам Ги де Мопассана «Пышка» и «Ма­демуазель Фифи» (либретто К. Рыжова),Увлеченность молодых ис­полнителей во многом предо­пределена   звуковой сферой спектакля. Роль музыки в кон­цепции спектакля чрезвычайно значительна: она стала под­линно ведущим, обобщающим началом. Именно этим, дума­ется, в значительной степени продиктовано и посвящение спектакля Владимиру Шлезин­геру, одному из тех выдаю­щихся деятелей Вахтанговского театра и его училища, которые ощущали музыку ведущим зве­ном именно драматического спектакля. Вспомните знамени­тую постановку «Принцессы Турандот», которой так бли­стательно заявил о своем рож­дении в 1922 году этот театр. И хочется всемерно поддер­жать идею художественного руководителя IV курса профес­сора Владимира Иванова, при­гласившего известного певца Сергея Яковенко в качестве музыкального лидера поста­новки. Спектакль получился истинно музыкальным, ведь главные его эпизоды связаны с песенно-танцевальной стихией. Молодые актеры увлеченно по­ют (выделились своими данны­ми А. Барило, П. Сафонов, С. Кузнецова, И. Шеламова), танцуют и мимируют. В самой пластике массовых и. сольных танцев воскрешаются лучшие традиции оперетты, мюзикла (балетмейстер Л. Дмитриева) и стэпа (М. Разуваев).

В «Дилижансе из Руана», не­смотря на обилие персонажей, быструю смену эпизодов-ситу­аций, главным, а по существу единственным, настоящим ге­роем становится Пышка, убе­дительно сыгранная М. Ароновой. Молодой актрисе удается создать живой портрет падшей женщины, которая оказывается куда более честной, порядочной и стойкой, чем люди из высшего общества.

Прекрасно «восполняет» роль оркестра концертмейстер Т. Солнышкина, музыкант, как думается, рожденный для теат­ра. Фантазия Е. Птичкина ос­тавляет в памяти слушателей-зрителей ряд  прелестных мело­дий. В их числе, например, хо­ровая сценка «Французы», пе­сенка о «Красавице Лиззи», куплеты Корнюде, демократа. Но не только. Композитор в одном из эпизодов напоминает зрителям о своих наиболее из­вестных песнях, таких, напри­мер, как «Эхо любви», «Ро­машки спрятались»...

Придумку В. Иванова в тра­дициях вахтанговских капуст­ников надо признать удачной. Получился живой, веселый спектакль. Редкий, скажем прямо, гость на нашем пас­мурном театральном небоскло­не. Озорное музыкальное дей­ство выполнено в лучших тра­дициях театра представления, где все сферы спектакля, включая и интересную работу художников-декораторов (Г. Бе­лов и Н. Титов) и художника по костюмам (Н. Баландина пре­красно «одела» спектакль), ис­ходят из самой музыкальной ауры.

Словом, приходите в учеб­ный театр на улице Вахтангова и убедитесь в этом сами, если, конечно, вам повезет и доста­нете билетик.