Студенты на «Царской охоте»

Автор: Инна Вишневская

Издание: Век

Выпускные спектакли в Театральном училище име­ни Щукина при Театре Вахтангова — не просто выпускные спектакли. Их ожидают с волнением, с предвкушением и сиюми­нутного художественного наслаждения, и присутствия при рождении новых актер­ских судеб, чтобы когда-ни­будь можно было сказать: а я заметил, а я заметила эту маленькую звездочку, кото­рая со временем составит славу российской сцены. И вот в Щукинском училище снова праздник — диплом­ный спектакль IV курса ак­терского отделения, выпу­щенный режиссером-педаго­гом В. Ивановым и педаго­гом П. Любимцевым.

В этот вечер хорошо было всем. И выбор пьесы — «Царская охота» Л. Зорина — не старая классика, заму­ченная и заигранная до та­кой степени, что сводит ску­лы даже от самых величест­венных названий, и не сов­ременная «чернуха», где ни­как не раскрыть молодые та­ланты, а можно лишь поко­лебать их еще не устояв­шийся   нравственный мир.

Историческая мелодрама Зо­рина, выполненная пером ис­тинного Мастера, дает и разнохарактерные сложные роли, и глубокие мысли, важные нам и поныне, — власть и граждане, писатель и самодержавие, любовь и измена, чувство и долг.

Хороши были все исполни­тели. По-разному, конечно, в меру своих дарований, но — и это самое главное — крепко овладевшие профес­сией, прошедшие блиста­тельную вахтанговскую шко­лу, и потому уже не беспо­мощные перед волшебно-об­манным, навсегда затягиваю­щим, безбрежно-опасным те­атральным морем. Да, на­верное, все мы, кто видел в роли императрицы Екатери­ны М. Аронову, еще непре­менно встретим это имя в лучах яркого успеха, а пер­вые лучи уже упали на ее лицо в этом школьном спек­такле. Конечно, это большой талант, заразительный, ум­ный, не боящийся острой ха­рактерности, здесь вместе с профессией, полученной от учителей,! замечательная ин­дивидуальность, полученная от Бога. Красив, темпера­ментен, чувствует трагедий­ное звучание роли графа Алексея Орлова артист В. Епифанцев. Говоря о нем и об актере М. Дорожкине, колоритно, комедийно-драматически сыгравшем брата Алексея — графа Григория Орлова, я хочу на несколько секунд остановиться на со­ображении общем.

Наконец-то вспомнили, что артист — это еще и избран­ная, отобранная внешность, что «эстетика некрасивого», культивирование заурядного, псевдопростого надолго от­бросили нашу сцену в без-идеальность. Давным-давно не видели мы красавцев — Мочаловых и Каратыгиных, Яковлевых и Лановых, все больше пробавлялись про­стенько никакими, негромки­ми, неброскими, вроде бы и выродилась актерская нация.

В спектакле «Царская охо­та» есть отличные мужские, именно мужские, актерские работы. Не инфантильные, не голубовато-розовые, не специально-порочные. И от этого получился спектакль эстетически здоровый, при всех самых страшных траги­ческих коллизиях зоринской пьесы.

Отдельной строчки заслу­живает молодой артист К. Пирогов в роли поэта Кус-това, сложнейшей роли, в которую „ автор вложил свои давние, глубоко личностные раздумья о судьбе художни­ка, попавшего либо в фавор, либо   под   колеса Власти.