La grâce aérienne d'« Eugène Onéguine » enfin portée au théâtre ( «Евгений Онегин» из оперы в театр).

Дата публикации: 31 января 2014

Автор: Fabienne Darge

Издание: Le Monde.fr

«Евгений Онегин» из оперы в театр.

Роман в стихах Пушкина выходит на сцену. В то время как Парижская Национальная опера (Palais Gamier) возобновляет показ балета Джона Кранко на музыку Чайковского, театр МС93 в Бобиньи предлагает премьеру театральной постановки произведения. Потрясающе.

Воздушная грация Пушкина Первая адаптация «Евгения Онегина» для театральной постановки. Превосходно.

На Московской улице Арбат туристы и сувенирные магазины пришли на смену свободной молодежи и богемы периода Перестройки, которая превратила эту улицу в свою штаб-квартиру. И здесь тоже потребительская вульгарность одержала верх, но Пушкин, он по-прежнему стоит на своем месте. Поэту, который жил на Арбате в 1830 г., здесь поставлен памятник. Кроме того, несколько месяцев назад он с триумфом поселился в Театре Вахтангова, где мастерски играется его Евгений Онегин.

Это может показаться странным, но великий роман в стихах Пушкина, из которого каждый русский может рассказать на память по меньшей мере несколько отрывков, никогда раньше не ставился на театральной сцене. Успех оперы Чайковского, которую автор написал в период с 1877 г. по 1878 г., задушил любые робкие попытки создания пьесы на основании текста, написанного самим поэтом.

Только литовский режиссер Римас Туминас, ставший художественным руководителем прекрасного Театра Вахтангова, появившегося в 1920 г. в городском особняке XIX-ого века, расположенном на Арбате, по желанию ученика Станиславского, создавшего собственное театральное направление, осмелился покуситься на этот памятник русской культуры. И, надо сказать, его попытка увенчалась безумным успехом. Именно этот спектакль смогут увидеть зрители в театре МС93 в Бобиньи. И, естественно, любители великого русского театра не пропустят этой постановки, поскольку такой театр приносит нам то, чего часто не хватает сегодня: вздох, лирику – и полное отсутствие помпезности.

«Язык Пушкина это чудо простоты, грации, гармонии, легкости, чувства юмора», - по мнению его французского переводчика, Андре Марковича (André Markowicz), - нашел в данной пьесе превосходную театральную интерпретацию. Это история жизни молодого «байронического» денди, который, устав от пустой и блестящей жизни Санкт-Петербурга, уезжает жить в деревню, где встречается с поэтом Владимиром Ленским, увлекающимся скорее немецким, шиллеровским романтизмом, а не английским как Онегин.

Ленский влюблен в молодую девушку, Ольгу, сестра которой, Татьяна, безумно влюбляется в Онегина, который отвергает ее. Во время бала, даваемого в честь дня рождения Татьяны, наш денди, чтобы развеять скуку, пытается соблазнить невесту своего друга. Дуэль. Ленский умирает, Онегин уезжает из деревни, а Татьяна отправляется в Москву, где выходит замуж за старого генерала. Несколько лет спустя, встретив Татьяну в Москве, Онегин понимает, что он потерял: окончание романа звучит как переполненная бесконечной нежностью соната о раскаяниях и потерянном времени.

«Роман Пушкина, наполненный легкостью и улыбкой, является уникальным в своем роде: в своем романе Пушкин не учит жить, не разоблачает, не обвиняет, не призывает к восстанию, не навязывает своей точки зрения, как это делают, каждый по-своему, Достоевский, Толстой или Солженицын и многие другие, за исключением Чехова», - говорит Андре Маркович. В России этот роман вошел в повседневную жизнь, стал ее частью. И его никак нельзя сравнить с тем, что для нас представляют из себя «Пармская обитель» Стендаля или «Воспитание чувств» Флобера.

«А счастье было так возможно/ Так близко…», - пишет Пушкин в конце романа. Действие спектакля в постановке Римаса Туминаса, 62-ухлетнего режиссера, работы которого еще ни разу не представлялись во Франции, развивается с легкостью и грацией снега, мягко падающего на землю: оно основано на возвращение к тем событиям, которые могли бы произойти и не произошли, к тому что отражается в матовом зеркале, искажающем воспоминания.

Режиссером проделана очень тонкая работа: действия его Онегина разворачиваются посреди огромного зала для занятий бальными танцами с минимальным декором, в глубине которого установлено огромное зеркало. Почему танцы? Возможно, по той причине, что тема «ножек» и, в частности, «ножек Терпсихоры», которая так часто повторяется в произведениях Пушкина, символизирует воздушную грацию, которой поэт добивался, работая над собственными стихами…

Возможно, Вы не останетесь в восторге от немного навязчивого присутствия молодых танцовщиц в спектакле, но с другой стороны повествовательный аспект работы Туминаса отличается исключительной изысканностью. Режиссер создал двойников Онегина и Ленского, которые, состарившиеся, живут параллельно с теми молодыми людьми, которыми они были, и за которыми они наблюдают как будто бы из светотени закоулков памяти. В то время как повествование ведется от имени слегка выпившего гусара… Именно литературное качество и романтическое очарование пьесы, а также способность Римаса Туминаса создавать превосходные поэтические картины, как, например, путешествие в Москву под падающим снегом, являются главным достоинством данной постановки Евгения Онегина, который представляет в современной манере светлую сторону романтизма, не умоляя достоинств деликатной иронии Пушкина. И, кроме того, не будем забывать об актерах, об этих изумительных русских актерах, которые из поколения в поколение привносят что-то новое в школу театральной игры, которая не боится эмоций. В частности, в спектакле появляются две легенды русского театра, Галина Коновалова, 97 лет (в роле тети Татьяны), и Юлия Борисова, 88 лет (в мечте Татьяны), которым в Москве рукоплещут как истинным звездам рока при каждом их появлении на сцене.

Жизнь часто кажется историей, рассказанной немного подвыпившим гусаром. Однако, всегда можно решить прожить ее с элегантностью и блеском, также как Пушкин и Римас Туминас. Даже ценой смерти в ходе дуэли, как это было с самим Пушкиным, погибшим 29 января 1837 г. в возрасте 37 лет от руки авантюриста, прибывшего из Франции.