Пушкин в афише. Новое прочтение Евгения Онегина.

Дата публикации: 27 января 2014

Издание: Голос России (Франция)

Через несколько дней зрители театра MC93 (Дом Культуры Сен-Сен-Дени, административный округ Бобиньи), прославившегося своими международными театральными сезонами, смогут увидеть одну из лучших за последнее время московских постановок – Евгений Онегин режиссера Римаса Туминаса. Исключительно амбициозна цель постановки – превратить роман в стихах в театральную пьесу и наполнить жизнью тексты, написанные почти двести лет назад. Интеллектуальная холодность соединяется с раскаленными до бела чувствами. Сцена и стоящие на ней пианино, печь и балетный станок отражаются в огромном матовом зеркале, которое возвращает персонажам изображение их мира.

Роман в стихах Александра Пушкина – это классическое произведение, входящее в программу школьного обучения, которое в настоящее время существует в виде цитат. Главный персонаж романа является одним из литературных архетипов: стереотипный лишний человек. По этой причине любая попытка вернуть произведению его целостность и глубину подобна подвигу, который и попытался совершить Римас Туминас. Подобно исследователю он задал стихам Пушкина очень точные вопросы для того, чтобы раскрыть смысл глянцевого произведения. Для постановки данных вопросов, Туминас распределил Пушкинский текст, который никак нельзя назвать драматическим произведением, среди нескольких персонажей. Хотелось бы напомнить, что Онегин сначала предстает перед зрителем как молодой денди из Санкт-Петербурга. Он страдает английским сплином, руководящим всеми его действиями и поступками, о которых он будет жалеть несколько лет спустя, когда перестанет быть столь беспечным. В данном спектакле два описанных состояния главного героя воплощаются двумя актерами, и Онегину «зрелого» возраста очень больно смотреть на себя со стороны, как будто на собственное отражение в зеркале (которое, впрочем, всегда остается на сцене). Тот же принцип используется и для передачи других физических и душевных состояний. Реплики, передающие сострадание автора и любовные порывы, доверены старому гусару, воплощающему русский идеализм, безграничный и абсолютно бесполезный. Жизнь гусара состоит из отчаяния, перемешанного с верой в романтические идеалы. Кроме того, в спектакле присутствует растрепанная девушка-подросток, которая пытается остановить Онегина до того, как он сможет снова причинить боль. Именно эти осколки, подобно кусочкам пазла, служат для того, чтобы воссоздать целостность произведения, восстановить пушкинскую интонацию, дающую смысл всем театральным находкам.

С. Маковецкий: Именно в этой фантазии, в этой неожиданной интерпретации и просматривается Пушкинское присутствие, его манера говорить, его ирония. Речь ведь идет не только о стихах или о построении сцен спектакля, - говорит Сергей Маковецкий, актер, играющий роль Онегина в зрелом возрасте. Поведение персонажей может изменяться в разных направлениях. Каждый может стать иным человеком, включая моего персонажа, которому до смерти скучно, хотя он кажется чрезвычайно изобретательным. Здесь также присутствует ирония. Вы же не думаете, что здесь все всерьез?

Попытка передать Пушкинскую интонацию – это ювелирная высокоточная работа, поскольку ирония автора, в том числе в представлении серьезных экзистенциальных вопросов, позволяет удалить все лишнее и показать самое главное. Роман совершенно неслучайно называют «энциклопедией русской жизни». Для режиссера, читающего Пушкина, главным в этой жизни является проблема пустоты, бессмысленные страдания, саморазрушение. Кажется, что Туминас высмеивает «лишних людей» русской литературы, неспособных на разумные и ответственные поступки, такие как любовь. Под звуки меланхоличной музыки, чередующейся с бравурными отрывками, он создает портрет русского мира, наполненного неуверенностью, страстями, неизбежным горем от большого ума и ежедневными заботами: дураки и непроходимые дороги.

Спектакль Евгений Онегин поставлен труппой одного из самых престижных театров Москвы, Вахтанговского театра, известного благодаря своей импровизации и нетрадиционной игре, который вот уже много лет противопоставляет себя великим принципам театра реализма. Именно по этой причине сегодня труппу театра Вахтангова возглавляет Римас Туминас, литовский режиссер, которому не нравятся ни пламенная лирика, ни напыщенность.