И Пелеаса своего младая любит Мелисанда…

Дата публикации: 1 марта 2014

Автор: Ирина Шведова

Издание: Московская правда

Первая студия Театра им. Евг. Вахтангова за полтора года своего существования представила уже третью премьеру – «Пелеас и Мелисанда» Метерлинка. И дебютные «Птицы» Аристофана, и «Шесть персонажей в поисках автора» Пиранделло давали повод говорить о молодом коллективе в оптимистическом ключе. Ясно, что под руководством Римаса Туминаса отобрали в студию лучших из лучших, но все же слишком уж молоды и неопытны начинающие мастера сцены, чтобы им раздавать щедрые авансы после двух работ. Третья премьера – уже своеобразный итог со знаком плюс.

«Пелеаса и Мелисанду» поставил мастер, известный режиссер Владимир Агеев, который любит работать с редким драматургическим материалом. На этот раз он выбрал пьесу символиста конца XIX века бельгийца Мориса Метерлинка. Кстати, «Пелеаса и Мелисанду» в России после 1907 года, когда Мейерхольд поставил ее в театре Веры Комиссаржевской, никогда не видели на отечественных подмостках, не считая постановок опер и балетов на этот сюжет.

Владимир Агеев так объясняет свой выбор: «Метерлинк, драматург с какой-то невероятной своей странностью, естественно, символизмом мне был интересен. Я понимаю, почему его пьесы не берут, потому что это, скажем так, не реалистические вещи, а актерам, у которых есть вес другой эстетики, из советских времен, иногда этот вес мешает. Молодежь – это совсем еще легкие, светлые личности, и пробовать с ними, мне кажется, проще. Мне кажется, что для них как для студийцев, которые сейчас набирают театральный опыт, очень важно попробовать разные стили и разные способы. Понятно, что здесь, в студийном пространстве, можно искать. Оно как раз и придумано для поиска, чтобы ребята пробовали разные театральные приемы, школы и так далее».

Минималистское пространство студии не помешало Владимиру Агееву заполнить его большим количеством действующих лиц, почти вдвое большим, чем у автора. Потому что персонажи – необычные, ведь они символы любви. А любовь понятие многозначное. А что такое женственность? Какой она бывает? Вот и героиня Метерлинка загадочная и непредсказуемая Мелисанда предстала в трех ипостасях, и каждую по-своему интересно играют три молодые актрисы. Мне, признаться, особенно мила Мелисанда Лады Чуровской в паре с Пелеасом-Владимиром Логвиновым. Их дуэт, кажется, более всего соответствует тому, что имел в виду Метерлинк, создавая своих героев. Какая-то средневековая красота этой Мелисанды, ее особая таинственность и чистота не дают оторвать глаз от целомудренной и потому наиболее внутренне напряженной, скрытой от людских глаз страстью возлюбленных. Рыцарь Голо (яркая работа Павла Попова), нашедший Мелисанду в дремучем лесу при весьма странных обстоятельствах, сделал ее своей женой, не отдавая себе до конца отчета – зачем? Они так и не успели полюбить друг друга, их связывают лишь узы брака - не более того. Закрытая в золотой клетке Мелисанда, так и не понятая до конца никем из своего нового окружения, тянется к близкому по духу человеку. А уязвленный Голо, мазохистски растравляет себя, снова и снова спрашивая своего маленького сына о том, что делают мачеха и дядя Пелеас, оставаясь наедине. И в словах мальчика «проступает» именно та чистота целомудренной любви, которую никак не понять этому приземленному Голо. Он еще больше злится от того, что никак не может зафиксировать факт измены. Эта злоба и недоверие в результате и приведет к трагедии. Здесь символика драмы уступает место такому жесткому реализму, что и Шекспир бледнеет.

Раз за разом актеры воспроизводят один и тот же эпизод, и каждая пара на свой лад, а то и вообще меняясь партнерами. Мелисанда Анастасии Лукьяновой простодушна и безоглядна в своей любви к Пелеасу Юрия Поляка, который играет своего героя этаким загадочным денди. Наиболее чувственна и открыта любовь у пары рыжеволосой Александра Черкасовой и по-рыцарски готового на смерть Василия Цыганцова.

Интересно решены массовые сцены, которые не только «обрамляют» основной сюжет, но своеобразно «снижают» пафос трагедии до площадного действа. Кстати, очень удачен музыкальный фон, включающий современные роковые композиции, что делет спектакль очень динамичным. В текст пьесы удачно «вплетены» стихи современной поэтессы Веры Павловой. Эти оригинальные женские мини монологи не дают зрителю забыть, что за воротами таинственного замка жизнь бьет ключом и любовь торжествует в мире. Помимо женской массовки, которая вдруг превращается в служанок, комментирующих происходящие в замке события, в спектакле есть еще два странных персонажа Джокер (Дмитрий Асташевич) и Гимнаст (Андрей Злобин) – люди от театра. Их электрические фонарики высвечивают в темном пространстве героев драмы: в клоунски-развязной манере они рассказывают зрителям о том, что скоро произойдет в сюжете об идеальных влюбленных...

«Пелеас и Мелисанда» Владимира Агеева и начинающих артистов Первой студии дает возможность зрителю не только познакомиться с великолепной пьесой эпохи символизма, что само по себе можно только приветствовать на фоне скудости репертуара для молодежной аудитории. Спектакль сделан настолько талантливо и с таким драйвом, что остается только пожалеть: такая великолепная работа, «притаившаяся» в скромном подвальчике на Арбате, доступна слишком малому числу зрителей. Обидно!