Без пяти минут Гамлет

Дата публикации: 11 апреля 2014

Автор: Юлия Чечикова

Издание: Весь Театр — Teatrall.ru

Малая сцена Театра имени Вахтангова теперь периодически на полтора часа будет превращаться в заброшенный пляж, где среди чистого песка и гальки великая Сара Бернар будет переживать в воспоминаниях самые яркие события своей непростой, обросшей легендами жизни. В этом лаконичном пространстве, куда заглядывает только раздражающее, навязчивое солнце, компанию легендарной актрисе составляет Жорж Питу, преданный и верный страж ее закатных дней.

Перед показом для прессы режиссер Михаил Цитриняк акцентировал внимание публики на том, что его версия пьесы Джона Маррелла «Смех лангусты» не имеет ничего общего с постановкой 1992 года, в которой играли в паре актеры Театра имени Маяковского - Светлана Немоляева и ее супруг Александр Лазарев. «Это совсем другая редакция», - сообщил режиссер.

Роль «Божественной Сары» досталась Юлии Рутберг. Для актрисы это вторая «нестандартная» работа в сезоне: практически за все время спектакля героиня поднимается из кресла всего лишь раз, в самом финале. «В этом году у меня сплошные испытания, - признается Рутберг. - В первой премьере «Улыбнись нам, Господи» меня лишили слов, во второй – движения. И это прекрасно. Артиста надо чего-то лишать. От лишения человек обретает новые возможности. Тогда ты понимаешь, что есть руки, есть лицо, и каждое движение очень ценно».

Рутберг-Бернар своенравна и неуживчива, как все гении, но не истерична. Ее парода, манеры, поворот головы, роскошный туалет (художник по костюмам – Виктория Севрюкова) – все это создает образ в высшей степени благородный, утонченный, полноценный, несмотря на увечье (в возрасте 71 года Саре Бернар ампутировали ногу). «Эта великая женщина заставила меня задуматься о человеческих ценностях и о том, что мощь человека заключается не в его биологического возрасте, а в жизни человеческого духа, - говорит Рутберг. - Пока человек эмоционален, пока он хочет испытывать чувства, с ногой или без нее, человека невозможно лишить жизнелюбия, конечно, если он не захочет это сделать по собственному желанию. Мне кажется, она не только прекрасная актриса, но еще и мыслитель, «менеджер» самой себя. Она же первая из артистической братии получила статус суперзвезды, выстраивала свою судьбу, при этом дико боясь выхода на сцену. Она играла очень часто, практически каждый день только ради того, чтобы не останавливаться, потому что если бы в какой-то момент она остановилась, потом не смогла бы не переступить через этот страх. Сара Бернар – женщина больших страхов, очень трудной жизни и при этом все-таки абсолютного бесстрашия».

О своем партнере по спектаклю, Андрее Ильине, Рутберг говорит с большой нежностью, замечая, что он не просто высококлассный артист, а кислород для нее: «В этой работе мы друг без друга биологически не можем, и ошибка одного становится ошибкой другого, победа одного - это победа другого». Это история на двоих, об это говорит и сам Ильин: «Сара Бернар - действительно легенда, и рядом с такими великими людьми, как правило, рано или поздно появляются люди, которые занимаются их судьбой, боготворят их и ухаживают за ними. Так случилось, что Питу, будучи поклонником актрисы, стал ее секретарем. Они спорят, и даже ругаются, иногда ненавидят друг друга, но несмотря на все это, безумно любят, не могут жить друг без друга. Потому что как только не станет рядом Питу, она очень быстро угаснет. И сам Питу переживает, что не дай бог случится то, о чем она говорит - «я скоро умру». Но это происходит совсем скоро - через год».

Насколько этот спектакль претендует на доподлинную биографичность? На этот вопрос пришлось отвечать Михаилу Цитриняку: «Сара Бернар - это символ творческого человека, но все, что говорится в спектакле, все правда, все исторически верно - мы проверяли по датам». Но без изменений не обошлось – Рутберг умышленно произносит реплики более низким голосом. Режиссер посчитал необходимым это сделать, иначе специфическая распевающая мелодика голоса Бернар, зафиксированного на пластинках, придавала бы спектаклю нежелательные комические оттенки. Они присутствуют в достаточной мере в спектакле, но в совсем ином ключе, не отвлекая публику от главного режиссерского посыла. «Мне хотелось, чтобы прозвучала такая мысль - мы живы пока нас любят», - признался Цитриняк.

После показа Юлии Рутберг намекнули, что пора приниматься за роль Гамлета, на что актриса отшутилась: «Через две недели начинаем репетиции!»