Театр имени Евгения Вахтангова - «Женитьба»

Дата публикации: 4 февраля 2015

Автор: Анна Бояринова

Издание: niktaroff.com

Ставить на сцене Гоголя – задача не из простых. Несмотря на внешнюю динамику с переездами и визитами,что можно найти в любом произведении великого русского писателя, главное действие разворачивается в невидимой плоскости – мыслей, ощущений, предчувствий персонажей.

В этом-то и сложность – показать на сцене именно идейную и чувственную эволюцию героев. Осознавая это, с еще большей радостью хочется представить вам постановку Сергея Кутасова «Женитьба» по Гоголю (премьера – 21 сентября 2013 года) на малой сцене московского Театра имени Евгения Вахтангова – спектакль одновременно абсолютно гоголевский и вахтанговский.

Вахтанговского лоска и пробы ему придает великолепная, естественная, ироничная игра щукинца Михаила Васькова в роли Подколесина. Если можно было бы говорить об его игре, как о предмете в движении, то это – перышко, безобидно и завораживающе летящее по дуновению ветра. Насколько легким кажется его перевоплощение, настолько же оно требует мастерства и опыта от артиста. Не каждый способен, скажем, краснеть потому, что его застенчивый герой заговорил о дамских ручках, а у Васькова это получается не как трюк, а как доказательство высшего профессионализма – когда артист вживается в роль, не побоюсь этих слов, до мозга костей. С первой и до последней минуты не покидает ощущение, что его Подколесин вышел на сцену прямо со страниц гоголевской рукописи! Пластика, мимика, смех, походка, - все сливается в одно огромное утверждение дара артиста. Уверена, что будь Гоголь в зале, то игра Васькова его бы очень порадовала.

Вторую главную роль, Агафью Тихоновну (невесту), играет Александра Бледная. Сразу, как она появляется перед зрителями, в стенах театра словно просыпаются невидимые его хранители, творящие здесь характерную, домашнюю и остроумную, атмосферу. Они бодрствуют тогда, когда блистает неотразимая Мария Аронова на сцене – они же, продолжая аналогию, пробуждаются, когда выходит Александра Бледная. Эти две артистки похожего темперамента, с той лишь разницей, что в Бледной с истинно русским женским духом соседствует непосредственный романтизм, который позволяет создать смешному проявлению на сцене беззащитную огранку. Именно это свойство – делать абсурдность беззащитной – является главной чертой ее игры в спектакле. Это покоряет.

А женихи – все, как на подбор! За душу берет рассказ бравого моряка Жевакина (Владислав Гандрабура) о том, что, возможно, причина провалов на любовном фронте в нем самом... Думаю, в этом артисте, одаренном, конечно, большим чувством юмора, таится не меньший дар лирического артиста, который хотелось бы увидеть однажды во всей полноте... Вообще, актерский состав спектакля на редкость силен и слажен, что, кстати, есть не во всех постановках на малых сценах прочих столичных театров. Ольга Гаврилюк в роли тетки, Елена Ивочкина – свахи, Евгений Карельских – друга Подколесина, Олег Форостенко – Яичницы, Вадим Александров – отставного пехотного офицера, Татьяна Казючиц – девочки-гитаристки, Андрей Злобин в роли слуги, - все артисты воссоздают мир гоголевской реальности, в которой детали, интонации, жесты красноречивее слов.

Отлично подобрана и музыка. Композитор Дмитрий Чуйков нашел ненавязчивый, но завораживающий слух фортепианный и скрипичный с элементами чуть заметной электроники фон, который вносит вторую по значимости лепту в гоголевский реализм на сцене (первая, конечно, игра артистов).

Есть два замечания, которые, может быть, субъективные, но все же – к художнику Акинфу Белову. Думаю, что недостаточно света в спектакле, особенно в первой картине с разговором Подколесина и Степана. Если свет можно при желании выстроить по-новому, то вот серость сценографии, к сожалению, нет: мне кажется, что светлые тона декораций увели бы постановку в менее депрессивный Петербург Гоголя. Если мне кто-нибудь объяснит смысл такой серости, отсылающей к Достоевскому и Белому, то я откажусь от замечания. Возможно, это объясняется Великим постом, в который происходит действие спектакля, но ведь пост можно держать и в светлом, более «теплом» помещении. Тем более, что Гоголь – домашний, бытописующий повествователь…

Как бы то ни было, единственное, что в силах составить истинный успех спектакля, – это актерская игра. Здесь она на очень высоком уровне. Это, бесспорно, одна из лучших российских премьер по Гоголю за последние два года.