Явление Римаса Туминаса

Дата публикации: 18 декабря 2015

Автор: Валентина Федорова

Издание: Планета Красота

Римас Туминас сегодня — один из самых ярких современных режиссеров.

Его спектаклей ждут, о них спорят. А он идет своей дорогой -не эпатируя, не доказывая — продолжает строить свой художественный мир, где нет правых и виноватых, а есть запутавшиеся, растерянные или уверенные, побеждающие, но всегда,— живые люди со своими горестями и радостями, сомнениями, ошибками, поисками пути...

В наше время картонных приблизительных чувств его интересует человек во всем его своеобразии, с его взлетами, пороками и грехами, внутренним благородством, высокими чувствами и низменными страстями. Мир его спектаклей двойственен и изменчив, как сама жизнь, основателен и конкретен. Вместе со своим постоянным соавтором, художником Адомасом Яцовскисом, Туминас выстраивает на сцене особую среду обитания — тяжелая прочная мебель — нет изящества, но есть устойчивость, массивные скульптуры — львы, собаки... Но располагаются вполне конкретные детали обстановки — шкафы, скамьи, верстак и прочее в высоком темном клубящемся таинственном пространстве театральной сцены, где есть колонны, пилоны... А еще — одна из примет его мира — зеркало- задник — оно появляется и в «Евгении Онегине» и в «Минетти»....Зеркало, где все двоится, множится, где отражение и реальная жизнь сливаются в некоем единстве. И снег... нет, не только знак зимы — знак вторжения таинственных внешних сил — и красиво, и страшно.

За восемь лет на посту художественного руководителя Театра Вахтангова Туминас построил там свой мир, вдохнул жизнь в старые стены, разбудил прекрасную труппу — словно отважный дерзкий принц прикоснулся к губам спящей красавица — вернул ее в мир солнца, радости, движения.

Каждый его спектакль — событие. Сегодня в репертуаре восемь поставленных им спектаклей. Среди творений Туминаса вахтанговского периода, возможно, самого плодотворного периода его жизни, есть бесспорные шедевры.

Он сумел по своему прочитать пьесу «Дядя Ваня», чья сценическая история огромна, наполнить ее такой сегодняшней болью, таким живым биением сердца, такими мощными страстями, сохранив привычный текст, не меняя характеров персонажей, что спектакль стал настоящим творческим прорывом. И мы заново познакомились с героям известной пьесы, увидели трагедию смешного нелепого и глубоко чувствующего Дяди Вани, гротескность фигуры обычно благообразного Серебрякова, абсурдность существования маман Войницкой, суровую мужественность Астрова, нежность Сони, русалочью томность Елены Андреевны, трогательность Вафли, хозяйскую независимость и мудрость няньки.

А потом он сделал королевский подарок корифеям театра и зрителям: поставил феерическую «Пристань» и показал, как надо праздновать юбилеи.

Ю.Борисова, В.Лановой, В.Этуш, Ю.Яковлев, Л.Максакова, И.Купченко, В.Шалевич, Е.Князев, Г.Коновалова получили не роли, а судьбы, сыграли объемные мини спектакли. Объединенные единым замыслом и режиссерским решением, эти сценические картины стали гимном Театру, Актеру, славной традиции театра им. Евгения Вахтангова.

И, конечно, «Евгений Онегин», первое сценическое воплощение великого русского романа в стихах А.Пушкина. Я не оговорилась. Именно первое. Так уж случилось, что я видела достаточно спектаклей по «Евгению Онегину», которые становились либо чтением по ролям, либо попыткой как-то высказаться при помощи знакомых с детства строк.

Туминасу удалось рассказать внятную историю любви, смерти, дружбы, предательства, человеческой гордыни, покорности, мелочности и благородства. Показать объем романа, его неохватность, разные пласты смыслов. И мы заново их увидели, и сердцем приняли и трепетную Татьяну, и Онегина - молодого, надменного, и пожившего, страдающего и рефлектирующего, и хохотушку Ольгу, и трепетного порывистого Ленского. Живость и мудрость, ирония и пафос слились воедино.

Туминас с одинаковым успехом ставит огромные полотна и камерные истории. Пронзительной   болью отзывались в душе разговоры и откровения трех ветеранов войны из дома престарелых («Ветер шумит в тополях»). Смех и слезы — как виртуозно соединяет их режиссер, умея коснуться самых заветных, спрятанных струн в душах зрителей.

А еще есть тихая, но от того не менее горькая и универсальная история об отцах и детях - «Последние луны».

И пестрый фантазийный «Маскарад» — современное острое прочтение классики.

И «Улыбнись нам , Господи» — мудрая притча, полная смеха, боли, отчаянья... Рассказ о вечной дороге человека, его ошибках и страданиях, погоне за счастьем...

Последняя работа Туминаса — «Минетти». Страстное высказывание о жизни и смерти, разбитых мечтах и вечной надежде, крик отчаянья одинокого человека, затерянного среди бездушного и пестрого карнавала жизни.

Туминас дал актерам шанс, которого они так ждут.

Мы увидели умудренных опытом корифеев и яркое среднее поколение в новых ролях, в новых ипостасях.Он создал студию, наполнил театр молодой энергией.

Варяг, пришедший в закрытый для чужих дом, Туминас впустил ветры перемен в стены Вахтанговского театра в сложный переломный момент его жизни.

Уважаемый и растерявший на какое-то время свои позиции театр - дом стал одним из самых успешных российских коллективов, лидером, где не отдельные удачи — последовательно осуществляемая художественная программа.

Впереди у Туминаса — годы и спектакли.

Но уже сегодня можно сказать, что одна из самых важных и значительных страниц истории театра им. Евг. Вахтангова — та, где свой автограф оставил Римас Туминас.