Молодая поросль в саду Римаса Туминаса

Дата публикации: 1 марта 2016

Автор: Наталья Колесова

Издание: Театральная афиша

Режиссерская лаборатория Римаса Туминаса представила на Новой сцене Театра им. Евг. Вахтангова самостоятельные работы учеников мастера. Этот курс – его первый набор, и выпускается он в июне 2016 года. Дебютные спектакли молодых режиссеров продолжают «Парад премьер» недавно открывшейся Новой сцены.

Каждый из учеников Туминаса – безусловно, индивидуальность. Это видно, несмотря на то что шаги некоторых в профессии пока осторожны. Они очень разные между собой и по стилистике, выбору тем и постановочных приемов совсем не похожи на своего учителя. И это прекрасно: режиссура не может тиражироваться, даже если за эталон берется один из самых сильных, глубоких и ярких лидеров процесса, каковым остается в современном драматическом театре Римас Туминас.

В первых работах молодые режиссеры получили возможность сразу задействовать в постановках актеров театра, которые работали «сверхурочно», с энтузиазмом и самоотдачей. В процессе обучения каждый из молодых постановщиков побывал ассистентом на одном из спектаклей Туминаса, составляющих основу репертуара театра, от «Дяди Вани» до «Улыбнись нам, Господи!». А это настоящая школа режиссуры, ее подлинных целей и побед. «Выгоните себя из режиссуры!» – этим призывом мастера руководствовались вчерашние студенты в своих «пробах и ошибках».

Хуго Эрикссен, поставивший «За закрытыми дверями» Ж.-П.Сартра, в сложнейшей пьесе на троих исполнителей (ее второе название – «Ад – это другие») пытался решать задачи формальные и игровые одновременно. Дерзость подхода к этой многоплановой драматургии, не всегда дающейся и более опытным постановщикам, вызывала в актерах (Мария Волкова, Полина Кузьминская и Владимир Ушаков) азарт. А пластические идеи автора спектакля способствовали раскованности в сценическом поведении.

Работа Владимира Бельдияна «Актерская гибель» по произведениям А.П. Чехова знаменует для него переход от актерского прошлого (за плечами – актерский факультет Щукинского училища) к новому, обобщенному мышлению. И это оправдывает некую избыточность формы при скромном содержании. В любом случае приглашение на главную роль актера старшего поколения Анатолия Меньщикова создает необходимый контрапункт в спектакле, обусловленный перекличкой разных актерских возрастов и манер.

Перед Гульназ Балпеисовой, обратившейся к рассказам И.А. Бунина, стояла труднейшая задача: не только сделать инсценировку, но и найти сценический эквивалент литературных шедевров «Солнечный удар», «В Париже», «Муза», «Ида», «Мадрид». Для бесстрашной и независимой воспитанницы Туминаса характерны смелость и жесткость сценических решений, даже удивительных для молодой девушки. Поэтому в ее спектакле есть такие полярные сцены, как любовный дуэт у фортепиано, откровенно показывающий тайну головокружительной страсти героев («Солнечный удар»), и граничащая с кафешантанным вызовом, почти гротескная история отношений персонажей («Муза»). Ее манит «беспредельно необходимая вещь – любовь: желание жить и умирать, страдать, само движение жизни». Есть в композиции длинноты, недоговоренности, есть излишняя драматизация событий, выходящая даже за пределы присущего Бунину аффектированно-трагического взгляда на любовь. Особняком стоит новелла «В Париже», на которую словно нанизаны сюжеты других рассказов. Но благодаря деликатной и разнообразной манере Максим Севриновский (Полковник) и застенчивому очарованию Официантки (Полина Чернышова) это драматическое повествование «выдерживает» нагрузку. Не случайно весь спектакль назван «В Париже» – именно в нем жива бунинская интонация.

Анатолий Шульев выбрал для своей дипломной работы необычайно актуальную и эффектную пьесу Э. Ионеско «Король умирает». В его спектакле артисты стараются превзойти себя и успеть сыг­рать на максимуме за отведенные полтора часа («Артисты – наша сила и опора», – утверждает режиссер). Особенно это касается исполнителя роли Короля Эльдара Трамова, буквально упивающегося парадоксальным текстом, яркостью формы, пластикой своего персонажа. Возможно, убийственная сатиричность языка Ионеско еще не обрела своего адекватного сценического воплощения, но режиссер, безусловно, нашел свой путь, по которому ему еще предстоит двигаться к вершинам.

Открывая показ работ выпускников своей лаборатории, Римас Туминас сказал страстную и мудрую речь: «Студия – это новое поколение режиссуры. Возможно, через пять лет вы увидите в нем героев, которые поведут за собой театр. Кто сделает шаг вперед? Задачи режиссуры – мирить людей, не соглашаться со смертью, с войной. Это – миссия, предназначение... Слышать призыв века... Михаил Ульянов рассказывал, что на его вопрос: “Как играть?” – Рубен Симонов ответил: “Храбро!” Хочу пожелать вам воли и отваги. Идти не от спектакля к спектаклю, а от открытия к открытию. Театр – это вечная каторга, дорога, на которую вступают молодые. Главное – сосредоточиться на судьбе человека и выражать автора, эпоху, звук века».