Этот прекрасный «Дядя Ваня»

Дата публикации: 5 марта 2016

Автор: Алина Артес

Издание: Wecherom

Если вы думаете, что театр уже ничем вас не удивит, приходите на «Дядю Ваню». Если вы полагаете, что о театре вы не знаете ровным счетом ничего, смело приходите сюда же. Спектакль, который идет на сцене уже семь лет — не рядовое название в афише, а подлинное вахтанговское чудо.

А ведь на сцене вроде бы ничего такого и не происходит! Декорации просты, костюмы скромны, диалоги ожидаемы. Действие идет три с половиной часа, и уже после первого акта по всем театральным законами должно сильно хотеться в буфет. Однако этого не происходит. «Дядя Ваня» — по-настоящему крепкий, мощный, зрелый спектакль, который с годами возмужал и дошел до той идеальной степени, когда ни прибавлять, ни убавлять не хочется.

Герои Чехова у Туминаса выпуклы и интересны. Как и положено в таком случае, они несчастны, но каждый из них «несчастен по-своему». И главное, что счастье было вполне возможно, однако каждый из героев оказался не в том месте и не в то время, и это чудовищное несовпадение наполняет весь спектакль какой-то особой магической силой.

Вот искренняя и светлая Сонечка, вот добродушный дядя Ваня, вот красавица Елена Андреевна. Все они симпатичны зрителю при первом своем появлении, однако жизнь каждого оказывается полна лже-действий, которые в сумме приводят к трагическому результату. Они мечутся по сцене, говорят монологи, пытаются найти точку опоры, но не находят ее и мучаются от собственной невыразимости. Туминас как истинный психолог «подсветил» нам характер каждого. Нет плохих и хороших, есть просто несчастные люди, испугавшиеся в свое время решительных действий.
Задумку режиссера блестяще воплощают актеры. Труппа, которую многие сейчас называют лучшей в своем роде, оправдывает свое гордое звание. Нет первых и вторых ролей, ужимок или «толкания локтями» на сцене. Каждому — свое место, у каждого — своя роль.

Полагаю, что одним из любимых актеров Туминаса является Сергей Маковецкий. Однако он играет так, будто и не думает об этом. Искренний, трогательный, невероятно пластичный, он не перетягивает внимание, а тонко и филигранно выполняет свою работу, прекрасно проявляясь и в одиночных, и в парных сценах.

До блеска доведены и технические детали в театре: свет, звук, декорации. Как и обычно у литовского мэтра все сдержанно, но в то же время четко и точно. А как хороша находка со львом, стоящим в самой дали сцены! Скульптура, которая сначала кажется и не столь значимой деталью, становится еще одним действующим лицом. Пока остальные герои мечутся, сходят с ума и невероятно талантливо страдают, каменный монумент является единственной недвижимой точкой во всем этом постоянно меняющемся мире.

Слышатся в постановке Римас Туминаса и «абсурдистские» реминисценции. Огромная бутылка с вином и диван, стоящий обратной стороной к зрителю — отсылка то ли к Беккету, то ли Ионеско, то ли ко всем сразу. Этот гротеск, который так любил Чехов, передан режиссером идеально. «Дядя Ваня» — безусловно диковинная мозаика, состоящая из разных прекрасных элементов. И несмотря на то, что мы знаем все детали этой мозаики (текст Чехова — режиссура Туминаса — игра Маковецкого), конечный результат все равно удивляет. И если вы любите театр, то просто сходите и посмотрите на настоящее искусство, а если нет — то «Дядя Ваня» — лучший повод его полюбить.