«Улыбнись нам, Господи» - полное надежды путешествие по еврейской дороге

Дата публикации: 2 марта 2018

Автор: Джуди Герман

Издание: Блог Jewish renaissance

Прославленный литовский режиссер Римас Туминас вырос по соседству со своими соотечественниками-евреями. Его знание еврейской жизни и традиций помогло ему блестяще воссоздать мир, навсегда потерянный в огнях Холокоста, в своей сценической адаптации двух романов Григория Кановича – известного литовского автора. Фатализм, сменяющийся меланхолией и наполненный смехом самоиронии, наполняет эту историю в традициях плутовского романа, рассказывающую о трех мужчинах, отправившихся в большой город со своими целями и оставивших позади знакомый штетл, которым предстоит встретить новых попутчиков и столкнуться с новыми приключениями на своем пути.

Философские беседы путников часто заставляют аудиторию взрываться смехом (как правило, спустя несколько мгновений – после прочтения субтитров). Тот же эффект оказывает и постоянная буффонада невероятно разноплановых актеров. Такой уровень ансамбля можно достичь только благодаря сплоченности и доверию между членами прославленной труппы, вращающейся вокруг нескольких сильных центральных персонажей.

Эфраим Дудак (Владимир Симонов), старик-каменотес, узнает о том, что его сын ожидает суда в Вильнюсе за покушение на жизнь генерал-губернатора. Скрепя сердце, он решает оставить позади знакомый уют штетла, чтобы быть рядом с сыном. Тема отцов и блудных детей важна и для старого друга Эфраима, водовоза Шмуле-Сендера Лазарека (Алексей Гуськов), который предлагает составить ему компанию в путешествии, надеясь найти в Вильнюсе письмо от своего сына, уехавшего в Америку. А Авнер Розенталь (Виктор Сухоруков), некогда процветающий владелец магазина, переживающий тяжелые времена, отправляется вместе с ними лишь для того, чтобы сменить обстановку.

И обстановка действительно меняется. Действие плавно переходит из штетла на дорогу, благодаря завораживающей хореографии, сценографии Адомаса Яцовскиса, выстраивающей захватывающие дух картины под эмоциональную музыку Фаустуса Латенаса, попеременно радостную и скорбную. Венец их творения – ведомая лошадью повозка, нагруженная ненадежно сложенной кучей мебели – выглядит так, словно путники решили взять штетл с собой. Есть что-то поэтичное в этой экономии ресурсов, которая позволяет груде бревен служить и баней, и стволами деревьев в лесу, и могильным камнем.

Все актеры создают абсолютно достоверных персонажей, упивающихся юмором, скрытым за их философским смирением, граничащим со склочным непокорством. «Мы едем к нашим детям, а они едут в противоположном направлении» - говорит Эфраим. По дороге путники встречают выдающихся персонажей – например, хитрого «слепого» плута Хойне-Генеха в исполнении Виктора Добронравова, который отвечает за самый громкий взрыв смеха в зале и проверяет принадлежность путников к еврейскому народу, тыча палкой им в пах; а также таинственного «палестинца» Григория Антипенко, визионера в поисках Земли Обетованной, чей религиозный пыл дарует ему силу ходить невредимым по раскаленным углям.

Юлия Рутберг великолепно исполняет роль улыбчивой и легкомысленной козочки; ее кружащееся белое платье и один черный башмак служат элементами ее козьей походки. Тревожное ощущение возникает по мере приближения компании к городу – путникам приходится отгонять волков, которые, вероятно, символизируют погромы и грядущие разрушения. Занавес опускается под аккомпанемент заслуженных аплодисментов и улыбок. И Господь, конечно, тоже улыбается.