Мария Аронова: «Счастливой или несчастной меня могут сделать только мои дети»

Дата публикации: 26 июня 2008

Издание: Труд

Мария Аронова обладает уникальным комедийным даром. Как Фаина Раневская, она может появиться в эпизоде и запомниться больше главной героини. Актриса Театра им. Вахтангова успевает играть в нескольких спектаклях одновременно, сниматься в кино и телесериалах. О работе, отдыхе, муже и детях она рассказала в интервью «Труду-7».

«Рожать надо после тридцати»

 — Вашей дочери Серафиме четыре года. Она уже проявляет какие-то творческие таланты?

 — Да, она очень смелая. Еще меня умиляет то, что Сима — стопроцентная женщина. Когда я была маленькой, то очень хотела стать мальчиком. Для меня всегда был и остается большим авторитетом старший брат Саша. Я надевала его вещи, говорила родителям, что я маленький Саша. А Сима — наоборот. Ей нравится краситься, надевать на себя мои туфли, наряды, украшения, крутиться перед зеркалом.

 — Преподносит сюрпризы?

 — Она сама сплошной сюрприз, что-то немыслимое. Необыкновенное волшебство — наблюдать за взрослением крошечного малыша. Рожать надо после тридцати. Тогда острее понимаешь, как важен каждый шаг, каждое слово, каждый поворот головы.

 — А ваш сын учится в театральном училище?

 — Да, он на первом курсе театрального вуза. Меня радует, что у Влада меняется лицо, он раскрывается. Педагоги говорят про него много хорошего.

 — Узнав, что сын собирается поступать в театральное училище, вы отговаривали его или, наоборот, помогали?

 — Я попросила его пойти в вуз. Поскольку сын категорически не хотел учиться в школе, пришлось ему заканчивать ее экстерном. Чтобы не бегать по улицам весь оставшийся в запасе год, он поступил в кулинарный колледж. Я подумала: пусть он у меня научится отличать мясо от рыбы и готовить супы. Этот опыт был нужен для того, чтобы Владик понял, что это не его мир. 

«Господь нам дает только те испытания, которые мы можем выдержать»

 — Вам приходилось работать на одной сцене со многими великими мастерами. Повлияли ли они на вас?

 — Несомненно. Такие встречи всегда определяют судьбу. В первую очередь они воспитывают в человеке отношение к профессии, как воспитывал его во мне Владимир Иванов — мой творческий отец, педагог, мой мастер, человек, который создал меня и продолжает создавать. Мне посчастливилось работать с Михаилом Александровичем Ульяновым, Юрием Васильевичем Яковлевым, Владимиром Абрамовичем Этушем и многими другими великими актерами — несказанное счастье, что я застала их. 

 — Трудно было, попав в такую звездную труппу студенткой театрального вуза, заявить о себе как об актрисе?

 — Господь нам дает только те испытания, которые мы можем выдержать. Да, я попала в театр, когда училась на втором курсе института, и сразу на большую роль — роль Белотеловой в спектакле по Островскому «Женитьба Бальзаминова», в который меня пригласил режиссер Аркадий Кац. Часто случается, что люди, приходя в театр после института, должны доказывать, что они из себя уже что-то представляют. Я же первые шаги в театре делала, будучи студенткой. Поэтому мой вход в труппу был очень плавным. Хотя, конечно, всякое бывало. Могу сказать, к примеру, что свою работу в спектакле «Варвары», где я играла в паре с Михаилом Ульяновым, по большому счету, я профукала, в первую очередь по неопытности.

 — Вы часто создаете умопомрачительные образы, при этом не боитесь испортить свой имидж, играя некрасивых женщин. Образ образом, но как вы сами относитесь к этому?

 — Очень спокойно. Ну а как иначе, если этого требует роль? Если сие помогает мне при рождении роли, то это даже не обсуждается.

 — Мария, вы сейчас не только много играете, но и постоянно снимаетесь. Какие киноработы появятся в ближайшее время?

 — Снимаюсь в Киеве, там у меня не очень большая, но очень интересная роль такой забавной сумасшедшей тетки, которая уехала в Германию, вышла замуж за пожилого немца и живет там с ним. Мне было очень приятно сниматься там с Машей Голубкиной, Колей Добрыниным, Лешей Серебряковым. С Машей мы вообще были не разлей вода в институте, мы подружки, и в этом фильме я играю ее подругу. Еще снялась в картине «Варенье из сакуры» с Ренатом Давлетьяровым. Недавно работала с Игорем Угольниковым. Это была совершенно чудная съемка: все свои, все друзья. Теперь жду с нетерпением работы у Юрия Грымова. Вскоре должны начаться съемки.

 — Какая гибкость важнее для вас как для актрисы — душевная или физическая?

 — Душевная важнее. Конечно, вопрос только в том, как ты относишься к актерскому инструменту. Это уроки Владимира Иванова, от него я услышала и твердо поняла одну истину: если ты талантливый, одаренный человек, не надо относиться к этому как к своей собственности, иначе тебя ждет неудача — твой талант является крестом, который ты должен нести. А что касается гибкости внутренней, то актерский организм — это инструмент, которым ты должен владеть так же, как и своим телом.

 — Вы упорный человек? Если что-то в работе над ролью не получается, добиваетесь своего?

 — Абсолютно упертая. Я очень не люблю новый материал, ненавижу репетировать, терпеть не могу поиск, потому что, открывая новую пьесу, я абсолютно точно знаю, на какие муки себя обрекаю. Нет ни одной работы, над которой бы я не плакала. Не было ни разу, чтобы я не сказала: «Ну все, сейчас, после этой работы, все узнают, какое я бездарное существо». Клянусь вам, это не кокетство, это правда. Чудовищные мучения, и я бы от них с удовольствием избавилась.

 — Частенько ваши героини — это женщины, как говорится, без предисловий и церемоний. А в жизни вы человек робкий и скромный или конкретный и без сантиментов?

 — Я с сантиментами, но конкретный. Безумно не люблю ждать, не люблю неизвестности. Причем это касается всего: работы, взаимоотношений с мужем, с родней, с друзьями. Мне надо поставить все точки над “i”, надо все понять, включая занимаемую мной позицию, и только тогда я начну действовать.

«Я всегда была окружена ухажерами»

 — Вы производите впечатление сильной женщины. Помните свои отношения с мужчинами до замужества? Не боялись ли они подходить к вам, чтобы познакомиться?

 — Я никогда не была одна — всегда была окружена ухажерами. Но дело в том, что я стопроцентная максималистка: если люблю, то отдаю жизнь. Думаю, что в этом моя проблема и заключается — я начинаю целиком и полностью посвящать себя любимому человеку.

 — Для кого-то счастье — это отдавать себя любимому человеку.

 — Понимаете, для меня проблема — оценят ли. Но на свете есть всего два человека, которые способны меня сделать как счастливой, так и несчастной. Это мои дети. Конечно же, любовь — восхитительное чувство, даже если она заканчивается. Любовь — это все равно эмоция, необходимая в актерской профессии. Ведь душа актера должна трудиться и мучиться всегда. Но если у моих детей что-то не так, то я ко всему теряю интерес — к профессии, любви, окружению. Сильнее всего я почувствовала это с рождением второго ребенка.

 — Насколько я знаю, ваш муж — хранитель домашнего очага. Вы сразу пришли к этому решению или с течением времени поняли, что так будет удобнее для вас обоих?

 — Это было Женино предложение. Когда встал вопрос о том, что нам нужна няня, поскольку мы вместе работаем, а парень-первоклассник будет приходить из школы и оставаться дома один, муж сказал: «Я узнал, сколько нужно платить няне, и понял, что не сильно-то моя зарплата от этих денег отличается. Как ты смотришь на то, что я сам буду смотреть за домом, парнем и собаками?» Я сказала, что сама бы ему этого предложить не смогла, но раз он так считает, то пусть попробует. У Жени необыкновенный талант к домашним делам. Когда родилась дочка, вопрос о няне даже не стоял. Только раз в неделю мы просим мою свекровь — дай Бог ей здоровья — или нашу замечательную соседку тетю Валю нас подменять. Этот день Женя посвящает себе — уходит играть в футбол и парится в бане.

 — Вы можете отчитать мужа за то, что что-то не убрано, не постирано, не приготовлено? Насколько вы с мужем деликатны по отношению друг к другу?

 — У нас нормальная семья — всякое бывает. В основном виновата я. Что душой кривить — большинство взрывов на моей совести. Я человек эмоциональный, горячий, невыдержанный. Спасибо Жене, он все отфильтровывает и понимает самое главное: я не хочу никоим образом его обидеть или унизить.

 — Вы говорили как-то, что любите отдыхать на Волге. Это по-прежнему ваше любимое место для отдыха?
 — Да, мы с нетерпением ждем лета. Только на этот раз, видимо, без старшего сына туда поедем: Владик не очень разделяет страсть к рыбалке и хочет отдыхать без нас.

 — Как возникло ваше увлечение рыбалкой? Каков ваш собственный рекордный улов?

 — К рыбалке меня приучил папа. Сколько себя помню, с раннего детства рыбачила. Самая большая моя рыбина — сазан, весивший больше 6 килограммов.

 — Мария, а что для вас вообще отдых, как именно вы предпочитаете проводить свободное время?

 — Для меня важно одиночество. Это единственное, что меня может привести в нормальное состояние. Поэтому я так стремлюсь на Волгу. Там меня увозят на остров, где я остаюсь одна и 5-6 часов могу заниматься чем угодно: сидеть в шезлонге и дремать, ловить рыбу, просто тупо смотреть на воду, думая о своем. Это то, что лучше всего меня восстанавливает.

 — Насколько мне известно, вы заядлый автолюбитель. Отдыхать на машинах ездите?

 — Да. Тем более что сейчас у нас с мужем новая машина, которую мы бесконечно любим, — Land Rover Discovery. Это не просто авто, а целый космический корабль.

 — Если на дороге возникает какая-то неполадка, сами вы ее можете устранить?

 — Нет, я же не механик. Колесо, конечно, пробовала менять, и у меня получилось. Но, когда я это делаю, кто-то должен быть рядом со мной. Например, моя подруга Таня Седакова, с которой мы дружим уже 23-й год. Сейчас она является моим директором. А вообще Танечка такой человек, рядом с которым я ничего не боюсь. У меня есть одна проблема: я топографическая кретинка. Поэтому, если мы уезжаем далеко, а карты местности на навигаторе нет, Танечка помогает ориентироваться на местности. Она профессиональный геолог, может вывести меня из любого леса.

 — Вы по-прежнему живете в Долгопрудном? Нет желания переехать в Москву? Это и для работы удобнее, наверное.

 — Самая большая проблема — мое эмоциональное состояние. Здесь, в Долгопрудном, жила моя прабабушка, бабушка, мама, мы с братом здесь жили. Для меня мой дом — такое семейное гнездо. Поэтому мне пока очень сложно из этих стен вырваться.

Наше досье

Мария Валерьевна Аронова — заслуженная артистка России. Лауреат Государственной премии РФ. Родилась в г. Долгопрудном. В 1994 году окончила Театральное училище им. Щукина. Еще на втором курсе училища была приглашена в Театр им. Вахтангова. По окончании вуза ее приняли в труппу театра. В кино дебютировала в 1995 году — в картине Сергея Урсуляка «Летние люди» по пьесе Максима Горького «Дачники». Среди фильмов последнего времени — «Андерсен. Жизнь без любви» (2006), «Артистка» (2007). Мария живет в Долгопрудном с семьей: мужем Евгением, старшим сыном Владиславом и дочерью Серафимой. Любит готовить, наводить уют в доме, разводить цветы, вышивать, рыбачить.