Виктор Добронравов: «Что ни делается — все к лучшему!»

Дата публикации: 7 июня 2006

Издание: Екатеринбург

Потомственный актер, буквально выросший за кулисами Сатирикона, где играл его отец, Виктор Добронравов к своим 23 годам успел уже немало наиграть — и в театре, и в кино.. Но народная любовь (она же - известность) пришла не столько к нему, сколько к его персонажу из сериала «Не родись красивой» — обаятельному и привлекательному курьеру Феде. Впрочем, таким его сделал именно Добронравов — восходящая звезда нового поколения, действительно хороший актер.

 — Виктор, вы ведь не впервые у нас в Екатеринбурге?
 — Нет, в прошлом сезоне я приезжал на гастроли с театром им. Вахтангова, где второй сезон работаю после окончания Щукинского училища.

 — И как относится серьезный академический театр к тому, что его актеры снимаются не просто в кино, а еще — и в телесериалах?
 — Конечно, ничего хорошего в этом традиционно не видят. Но мне в данном случае не стыдно за свою работу в сериале (а это много значит), да и в театр теперь стали ходить на спектакли с моим участием. Раньше я был просто молодой парень, которого никто не знает, а сейчас уже спрашивают, играет ли Добронравов в этом спектакле. Конечно, это приятно, но в триста раз приятнее, когда на улице тебя встречают и говорят не «видели вас в сериале», а «были на вашем спектакле, спасибо!» Потому что актерская профессия — это, прежде всего, театр. И у меня в театре им. Вахтангова все складывается очень хорошо (тьфу, тьфу, тьфу!). У меня сейчас восемь спектаклей, в которых я занят. И ни одной массовочной роли, даже если они маленькие — они роли, не какой-то там восьмой гриб. Мне очень повезло! Мне нравятся маленькие, эпизодические роли — сделать их интересно. Что уж говорить о больших: — это и Флоридор в «Мадемуазель Нитуш», Пашка в «Чулимск прошлым летом» Вампилова, Белоглазов в «Царской охоте», Степан в «За двумя зайцами». Вот в «Пиковую даму» Петра Фоменко недавно ввелся — тоже очень интересная работа.

 — Вы из актерской семьи, ваш отец, а теперь уже и младший брат — все играют. То есть вам просто на роду было написано стать звездой?
 — По-разному бывает. Мой папа, в общем, звездой не является. Но при этом он 12 лет играл главные роли у Райкина, сейчас играет только главные роли у Ширвиндта и в Москве у него репутация театральной звезды. Но при этом я не помню в своем детстве никакой папиной славы или популярности. Папа просто пропадал в театре, бывало, что он играл по 33 спектакля в месяц. Он уходил, мы с братом еще спали, приходил — мы уже спали. Вот такая моя актерская семья.

 — И как отец отнесся к вашей популярности?
 — Я думаю, что он хорошо знает этому цену. Это же - как попса в музыке: сегодня хит звучит из любого ларька, а через два-три месяца его уже никто и вспомнить не может, что за мотив-то был.
А что и как у меня будет дальше? Можно свернуть на эту дорожку и сниматься в сериалах, и иметь якобы популярность, деньги, раздавать автографы — и быть счастливым.
Можно так? А можно отказываться от сериалов, ждать кино, ждать какую-то серьезную работу. Что я и намерен делать. Вот это важно.

 — И есть предложения?
 — Есть и довольно много разных.

 — А как вы восприняли приглашение в сериале «Не родись красивой»?
 — Очень хорошо, потому что режиссер этого сериала, Александр Владимирович Назаров — мой педагог по училищу. Мы встретились с ним на улице, он и спрашивает: — Витюша, как у тебя с работой? Я говорю: — Нормально, в театре Вахтангова у меня 15-16 спектаклей в месяц. Но время свободное есть. — Ну, приходи — попробуешься! И я пробовался практически на все мужские персонажи: на Андрея, на Малиновского, на Зорькина — кроме Феди! Но продюсеры и режиссеры посмотрели материал и в один голос сказали: о, это Федя! Вот так я и попал в этот сериал.

 — Кажется, что сначала это была совсем маленькая роль, а потом ваш персонаж стал чуть ли не одним из главных героев — для вас ее прописали поподробнее?
 — Может быть, сначала никто особо не ставил на эту роль, не ожидал, что Федя станет таким популярным персонажем. Ну, повезло мне, просто, видимо! Понимаете, мне нравилось играть — а это же видно сразу. Но вообще этот сериал куплен по лицензии, так что все роли и сюжетные линии там, в основном, прописаны жестко. Правда, наш сериал как-то все-таки удлинился, должно было быть 160 серий, а теперь мы снимаем уже больше.

 — И вам, простите, еще не надоело?
 — Честно? Надоело, конечно, хорошо это или плохо, но всему надо знать меру. Если бы эту историю снять в 12-ти сериях — было бы очень здорово. Но, в общем, мы уже заканчиваем.

 — Чем закончится спрашивать бесполезно, конечно, это — коммерческая тайна?
 — А все будет хорошо! Могу сказать, что Федя с Машей не поженятся, но будут близки к этому.

 — Ваш герой влюблен в девушку довольно взбалмошную, да еще с ребенком. А себя вы можете представить в такой ситуации?
 — Сложно говорить? Но если это — то самое, да пусть хоть два ребенка у нее будет!

 — Я знаю, что, кроме театра и кино, серьезное место в вашей жизни занимает музыка?
 — Да, музыка… Я, правда, не окончил музыкальную школу, но пять лет проучился по классу саксофона. А это даром не проходит, формирует мировоззрение определенным образом, и я думаю, что еще дорасту и до саксофона. Для меня музыка это, так или иначе, вся жизнь. И спектакли с нею многие связаны, и в жизни я постоянно «Витя с гитарой». В купе, у костра — я все время с гитарой (по-моему, многих уже тошнит). Я знаю и пою те песни, которые пели мама с папой. Старшие коллеги удивляются, откуда ты знаешь эти песни? А меня родители научили!
А если говорить о музыке серьезно, я думаю, что это, пожалуй, самое великое чудо из тех, что придумало человечество. Я не знаю, что еще более необъяснимое есть на этом свете, непонятное и волшебное. Я имею в виду конечно Музыку с большой буквы «М». Поэтому я очень хочу заниматься музыкой. И занимаюсь, как только получается. Мы недавно были в Чебоксарах на гастролях, и после спектакля на банкете устроили с нашим пианистом Владимиром Свешниковым импровизированный джем-сейшн (я в детстве еще и джазовым вокалом увлекался). Всем очень понравилось.

 — Очень интересно было бы посмотреть такую вашу реализацию в кино или в театре?
 — Не буду говорить, чтобы не сглазить, но у меня есть уже очень интересное предложение — как раз такого плана.

 — А на что не согласитесь никогда, ни при какой погоде?
 — Знаете, я довольно аскетичный человек, это тоже воспитано родителями. Я не стану мат говорить со сцены (если это уж очень не оправданно), пошлости какие-то? Для меня театр — храм в прямом смысле.\

 — Вы так рассудительны, что с трудом веришь в ваши 23 года. Но, вероятно, свое жизненное кредо вы сформулировали уже давно?
 — Да, мне все дают лет тридцать и очень удивляются, когда узнают, сколько мне на самом деле. А кредо? Да все просто: чему быть — того не миновать, а что ни делается — все к лучшему!
Меня ведет интуиция, что ли. Бывает, я что-то делаю на сцене, а потом мне говорят: это было так здорово! А я вообще ничего не сделал — просто почувствовал. Наверное, так и нужно: интуитивно пошел в театральное училище, из многих театров выбрал театр Вахтангова, интуитивно согласился сниматься в этом сериале. Пока — все к лучшему.
Хорошо бы, меня не обманывала моя интуиция и дальше: чтобы не пойти за деньгами, за славой. Невозможно стать хорошим артистом, обманывая профессию. Да это — в любой профессии так.