Нонна Гришаева. Мама «Папиных дочек»

Дата публикации: 30 декабря 2009

Издание: Молодость Сибири

Известная российская актриса Нонна Гришаева («День выборов», «День радио») сыграла самую противоречивую роль популярного российского ситкома канала СТС «Папины дочки» — роль мамы, которая появится в сериале в новогоднюю ночь.

 — До того, как вам предложили эту роль, вы видели хотя бы одну серию «Папиных дочек»?
 — Да, с удовольствием смотрела. И дочка моя, и друзья, и родственники. Они, кстати, очень за меня порадовались, когда узнали, что я буду играть маму. Да и в самом ситкоме у меня много друзей, в частности, Саша Олешко. Кстати, это он, как я потом узнала, порекомендовал меня на роль мамы. Так что я ему очень благодарна (улыбается).
 — А чем вас зацепила роль мамы?
 — Я считаю, что это очень интересный образ. Персонаж изначально отрицательный, и чтобы сделать его интересным, нужно найти в нем положительные черты, постараться оправдать?
 — Но как вы оправдываете то, что она не только детей, но и мужа бросила ради хоккеиста?
 — А в этом ее оправдывать как раз не нужно. Мало ли у кого какие пристрастия! Просто так вот случилось? Мне было важно оправдать ее для себя только с точки зрения матери, но не жены.
 — Возвращается мама, ни много ни мало, под Новый год? Причем врывается подобно урагану и делает вид, что ничего не случилось?
 — Прекрасная идея! Мне кажется, авторы грандиозно придумали именно такое ее появление. В ее случае оно просто не могло быть другим! Потому что лучшая защита — нападение?
 — Мама в семье Васнецовых оказалась взбалмошной и суматошной натурой? В этом вы с ней похожи?
 — Нет, я несколько иная. Это персонажи у меня взбалмошные, а в жизни я совсем другая. Сказывается и знак зодиака (я — Рак), и то, что я очень много работаю на сцене, в кино и на телевидении, поэтому в жизни я не люблю играть. Мне необходимы отдых и спокойствие. 
 — Почему вам в таком случае предлагают совершенно противоположных вашему характеру героинь?
 — Потому что я характерная артистка, «героиней» быть мне неинтересно. Мне нравится играть яркие роли. Роли, в которых есть что делать. Мне комфортно существовать именно в таких ролях, а играть «голубых героинь» — это скучно.
 — А такой опыт был?
 — Совсем «голубых» — нет. Разве что в детстве играла всяких принцесс на сцене Одесского театра оперетты, где в 10 лет сыграла свою первую роль. Я была и Венди в «Питере Пене», и принцессой в «Бременских музыкантах», и принцессой в «Принцессе на горошине». Может быть, поэтому, придя в Щукинское училище, решила, что я такая вся из себя романтичная героиня (улыбается). Но благодаря педагогам уже на втором курсе раскрылась как характерная артистка. Потому что они мне объяснили, что это — мое. Делать пародии, наблюдения за людьми — гораздо интереснее, чем играть просто героинь.
 — Вы и пародиями занимаетесь?
 — Буквально с рождения: с четырех лет (улыбается). Пародировала всех звезд советской эстрады. Наряжалась в бабушкины и мамины вещи, брала лак для волос вместо микрофона, становилась на табуреточку и начинала шоу (улыбается).
 — А со своими новыми пятью «дочками» вы общий язык уже нашли?
 — Да, они как-то сразу меня приняли в свою команду. Девочки абсолютно нормальные и адекватные, я очень рада, что у них совершенно нет звездной болезни. В юном возрасте нервная система очень подвижная, поэтому заболеть ею очень легко?
 — С кем-то еще из актеров, занятых на «Папиных дочках», вы уже вместе работали?
 — С Андреем Леоновым мы были знакомы, но работать вместе не приходилось. С Аней Димовой, играющей учительницу литературы девочек; и с Сашей Олешко мы вместе играли в спектакле «Мадемуазель Нитуш».
 — Вы - мама двоих детей. А стать мамой пятерых дочек могли бы?
 — Нет, двое детей для актрисы, на мой взгляд, это предел. Если бы я не была актрисой, может, родила бы и троих, и четверых, но с моей профессией больше двоих заводить невозможно. Просто потому, что дети в такой ситуации наверняка будут страдать.
 — На мой взгляд, детям актеров можно позавидовать: родители им наверняка и сказки по ролям читают, и песни поют?
 — Ну, Насте я уже не читаю, а Илюше — обязательно. И читаю, и пою.
 — Я читала, что вы не только замечательно поете, но и пишете стихи?
 — Пишу, но в последнее время редко. Чтобы писать стихи, нужно сильное эмоциональное чувство. Причем совсем не обязательно испытывать какую-то дисгармонию или страдание. У меня, например, есть стихи, посвященные Одессе. Когда я после большого промежутка времени приехала в родной город, вся моя любовь к нему выливалась в стихах. И мужу я писала очень трогательные стихи, хотя у нас все было очень хорошо.
 — А сейчас вы счастливы?
 — Да. Я бы сказала так: сейчас я абсолютно гармонична во всех своих ипостасях — жены, женщины, матери и актрисы. У меня есть все, о чем я мечтала. Во всех областях?
 — Но какие-то несбыточные мечты все же остались?
 — Нет? С детства была мечта стать артисткой — и она сбылась. А несбыточных у меня и не было никогда. У меня так по жизни получается: то, чего я сильно хочу, вскоре ко мне приходит. Мои мечты сбываются — и это прекрасно!