Александр Олешко: Я скупил для Людмилы Гурченко всех ангелов Москвы

Дата публикации: 17 марта 2005

Автор: Александр Славуцкий

Издание: Труд

Молва приписывает ему множество сумасшедших романов. С партнершами по сцене и по съемочной площадке, с первыми красавицами ТВ и шоу-бизнеса. И неудивительно: перед зрителями и камерой Александр Олешко умеет показать страсть так, что это поневоле наводит на разные предположения. К тому же при внешности героя-любовника он настолько энергичен и деятелен, что образ покорителя женских сердец ему, безусловно, подходит. Актер «Современника», активно занятый в репертуаре, он умудряется участвовать еще и в постановках других театров. Роли в сериалах и большом кино — без передышки (совсем недавние — в «Турецком гамбите» и «Усадьбе»). А с минувшего воскресенья Олешко стал еще и телеведущим программы «Алфавит» на ТВЦ. 

 — Александр, почему телевидение привлекает в качестве ведущих популярных актеров — понятно. Это добавляет программе рейтинг. А вот почему актеры идут на ТВ? Им что, славы не хватает?

 — Про других говорить не буду. Что касается меня, то я жаден до новых ощущений. И когда мне эмоционально чего-то не хватает в театре, то я заполняю это пространство эмоциями в кино, на съемках сериалов, в телепрограммах. Кстати, на ТВ я начал работать много лет назад, еще когда учился в цирковом училище. Вел некоторые программы, в том числе «Шпильку» в прямом эфире. А когда поступил в Щукинское училище, Владимир Абрамович Этуш и художественный руководитель моего курса Владимир Владимирович Иванов потребовали, чтобы я ушел с телевидения и эстрады. Что я и сделал, хотя многие знакомые на меня смотрели как на сумасшедшего, потому что телевидение — это и деньги, и популярность. Потом в течение девяти лет я усиленно топил в себе желание появиться на телеэкране в качестве ведущего, говоря: «Нет, это недостойно артиста!» А недавно понял, что нет смысла идти против своих желаний. Ведь мне эта работа нравится, я с ней неплохо справляюсь, никого не копирую, никому не подражаю. И вот с радостью принял приглашение вернуться на телевидение. 

 — Недавно на экраны вышел «Турецкий гамбит», в котором вы сыграли мужа главной героини, ради которого она приезжает на фронт. Какие воспоминания остались о съемках?

 — Запомнилось многое. Ну например… Очки, которые на меня надели во время съемок, были с настоящими и очень мощными линзами. Они совершенно мне не подходили, и я мало чего в них видел. С одной стороны, это даже удобно: не видишь партнера и режиссера и живешь в своем мире. Но с другой — через пять минут, после того, как я их надевал, начинала болеть голова. А во время съемок эпизода первой встречи на фронте с моей женой Варенькой я из-за своей слепоты едва не попал под несшийся с бешеной скоростью табун лошадей. Спасся случайно — по наитию сделал шаг назад всего за несколько секунд до того, как пронеслись лошади.

 — Ваш герой Петя Яблоков выглядит этаким простодушным дурачком, на фоне которого особенно эффектно смотрится Фандорин. Вам не обидно, что досталась такая простенькая роль?

 — Нисколько. И роль вовсе не простенькая, и Петя не простодушный дурачок, он совершает свой скромный личный подвиг хотя бы потому, что отправляется на войну, а не отсиживается на гражданке, что мог бы сделать при его зрении. 

 — Вы теперь ведете телевизионную игру, а сами в свободное от работы время в какие игры играете?

 — Ни в какие, мне хватает азарта в работе. Я участвую в таком количестве проектов, что свободного времени практически нет. Хотя и к быту я тоже подхожу творчески. Например, часто перешиваю и придумываю для себя одежду. Разработал дизайн и планировку собственной квартиры, а также квартир нескольких моих приятелей.

 — А время на сугубо личную жизнь остается?

 — Личная жизнь у меня складывается с переменным успехом. Видимо, потому, что любая женщина хотела бы видеть меня дома, а меня там почти не бывает. Я все время в дорогах, в самолетах, в поездах, в автобусах, в машине, театре и кино, но надеюсь, что все в итоге как-то сложится. И когда это произойдет, никогда не буду выбирать между карьерой и домом, потому что мое личное, семейное счастье будет перевешивать все иное.

 — Но ведь романы, увлечения, влюбленности с вами случаются?

 — Конечно. Я постоянно пребываю в состоянии любви. Я влюбляюсь чуть ли не каждую неделю.

 — Вы называете это любовью?

 — Да. Можно влюбиться на час, можно влюбиться на день, но все равно это любовь. Мне кажется, что все «любви», которые у нас когда-либо были, окончательно не проходят, а только перемещаются с поверхности души в ее глубину. Потом в какой-то определенный момент эти чувства вдруг оживают и начинают о себе напоминать. Это может произойти под влиянием случайной музыкальной фразы, кадра из фильма и так далее. Так что я весь переполнен любовью. И в данный момент совершенно невероятно влюблен и очень рад этому обстоятельству. Так что сейчас вы меня застали практически на самом пике моего чувства.

 — Если не ошибаюсь, вы ведь уже были женаты?

 — Да, у меня есть опыт семейной жизни. Мы полтора года прожили душа в душу с очень талантливой актрисой театра Калягина Ольгой Беловой. Но то ли потому, что мы друг друга слишком хорошо знали и чувствовали, то ли еще почему-то мы расстались. Мы остаемся хорошими друзьями, но того полета, который был в начале наших отношений, у нас уже нет. А когда нет полета, то нет и смысла продолжать отношения. 

 — Зрители любят отождествлять экранных героев с их исполнителями. И после выхода «Остановки по требованию» вас и Марию Аронову народная молва соединила романтическими узами…

 — В принципе в отношениях партнеров на съемочной площадке и на сцене есть что-то очень романтическое, это, конечно, не совсем любовь, но все же, все же… В Щукинском училище меня кто-то почему-то прозвал «Ароновой в штанах». Тогда я Машу еще не знал и долго гадал, почему я, собственно, «Аронова»? Возникло естественное желание посмотреть, кто это такая. И вот однажды я увидел ее в одной телепрограмме и понял, что обязательно должен с ней познакомиться. После этого несколько раз видел, как она шла в Театр Вахтангова. Однажды даже пошел вслед за ней. До сих пор помню, что у нее был красивый сиреневый плащ. Я шел, смотрел на этот плащ, который развевался на ветру. Она этого, конечно, не знала. А мне так хотелось к ней прикоснуться…

В конце концов актерская судьба нас свела. Еще до сериала «Остановка по требованию» мы с ней выступали вместе в различных концертах и эстрадных программах. А «Остановка…» только укрепила нашу дружбу. Что же касается романтических отношений между нами, то скажу вам, что у Маши замечательный муж, восхитительные дети. И она очень верный семье человек. Если бы вы только видели, как она мчится домой в перерывах между репетициями и спектаклями, хотя и живет очень далеко от театра, — только для того, чтобы десять минут провести с детьми, а потом вернуться в театр!

 — А еще, насколько я знаю, вам приписывают роман с Екатериной Андреевой.

 — О, боже мой… С Катей Андреевой мы дружим уже 10 лет, с того времени, когда я вел на ТВ программу «Шпилька». У нас есть общая подруга, которая живет в Берлине, у меня замечательные отношения с ее мужем. Но, видите, людям хочется кого-то с кем-то все время соединять. Иногда я думаю, спасибо тебе, народ, что ты переживаешь за меня, бедненького, и не хочешь, чтобы я был одиноким и голодным, и поэтому все время присоединяешь меня к различным замечательным, красивым женщинам.

 — Говорят, однажды вы сделали очень необычный подарок Людмиле Гурченко.

 — Людмила Марковна для меня не просто одна из любимых актрис. Она, сама того не ведая, оказала огромное влияние на развитие моей личности. Ведь я чуть ли не наизусть знаю ее книги «Мое взрослое детство», «Аплодисменты». И вот сейчас я просто счастлив, что имею возможность с ней общаться, могу ей позвонить и поздравить с днем рождения. А про подарок… Однажды она рассказала, что когда-то собирала фигурки ангелов. И тогда я объездил вдоль и поперек Москву, скупил всех продававшихся ангелов и в день рождения Людмилы Марковны оставил под ее дверью коробку со всеми этими покупками и букет цветов.

 — И ушли?

 — Да, потому что ее не было дома.

 — Интересно, как она отреагировала?

 — Она не знала, как этих ангелочков расставить по квартире, потому что их было очень много.

 — А что вы имели в виду, когда сказали, что она сформировала вас как личность?

 — В театральных училищах учат актерскому мастерству, режиссуре и так далее, но ведь не только из этого складывается жизнь артиста. И поскольку я вышел не из актерской среды, то у меня не было никого представления о том, что происходит за кулисами кино и театра, и мне необходимо было найти человека, который бы об этом рассказал искренне и без прикрас. Все это я нашел в книгах Людмилы Марковны. За что я ей признателен, поскольку именно она подготовила меня к этой не очень простой жизни.