Второе рождение Владимира Вдовиченкова

Дата публикации: 7 октября 2007

Автор: Ольга Боровик

Издание: Cosmopolitan

Харизматичный актер, муж и отец сейчас очень востребован, он снимается сразу в нескольких проектах. Тем не менее Владимир Вдовиченков нашел время для встречи с нашим корреспондентом Ольгой Боровик. О рождении двоих детей, о рождении ролей, о сложном выборе в жизни и о счастье шел разговор.

COSMO: Ты приехал в Москву, чтобы стать актером, уже сменив несколько профессий. Чем тебя поразила новая среда?

Владимир Вдовиченков: Дело было даже не в смене профессии, а в новом мироощущении. В больших городах сообщество людей намного шире, интереснее, люди занимаются творчеством, бизнесом. Меня потряс мегаполис, ведь я провинциал: родился в городе Гусев Калининградской области с населением в 30 тысяч человек.

COSMO: И ты там реально жил?

Владимир Вдовиченков: Да я там жил нереально. Мне всегда казалось, что где-то есть другой мир — гораздо интереснее и больше, и он не заключен в трех улицах и двух пивных. И когда я приехал в Москву, то убедился в этом. Не хочу обижать свой родной Гусев — такие города обладают какой-то своей прелестью. Но я хотел бы приезжать туда просто отдыхать, а не жить там постоянно. Я всегда много читал, но когда переехал в Москву и поступил в институт, узнал столько всего, о чем раньше даже не задумывался. Мой мир перевернулся, он встал наконец с головы на ноги, стал таким, каким я себе его представлял. Это все придавало мне сил. 

COSMO: А ты знал, что тебя ждет успех?

Владимир Вдовиченков: Как мы можем знать, что будет с нами завтра? Конечно, я хотел, но кто даст гарантию? Я не могу быть уверен на сто процентов, что жизнь меня не заставит через три года вернуться домой. Может по-разному сложиться.

COSMO: Я знаю, что у тебя вся семья уже переехала в Москву — и брат, и сестра, и мама!

Владимир Вдовиченков: Мама живет со мной, сестра и брат — отдельно. Они сами приняли решение приехать в Москву. Я к этому не имею практически никакого отношения. Это был их выбор. Конечно, первое время я чем мог поддерживал их, помогал. Сейчас они самостоятельно устраивают свою судьбу. Мама живет со мной, воспитывает мою дочь. Оттого, что мы вместе, она прямо помолодела!

COSMO: Ты хороший сын?

Владимир Вдовиченков: Не знаю, может, я и не лучший. Я не Альмадовар, который всю жизнь посвящает своим женщинам. Но я стараюсь не обижать маму. Надо просто любить родителей, желать им добра и по возможности помогать.

COSMO: Например, отправлять на отдых?

Владимир Вдовиченков: Это разовая акция. Даже если каждую неделю покупать подарок, этим не откупишься. Нужно принимать участие в их жизни. Ведь от одной материальной поддержки счастливей не станешь.

COSMO: Твоей дочке Веронике сейчас два с половиной года, и, раз с ребенком вам помогает мама, твоя жена, наверное, уже работает?

Владимир Вдовиченков: Она сейчас снимается в одном проекте в Киеве. Я вот недавно к ней на съемки заезжал, когда сам был на Украине. Это было романтическое свидание. 

COSMO: Вы с женой оба актеры, вам сложно было решиться завести ребенка?

Владимир Вдовиченков: Мы очень хотели ребенка. Я хорошо понимал, что со всей этой работой и бурной деловой активностью? В общем, как только становишься на беговую дорожку, очень сложно потом с нее сойти — куда-то постоянно бежишь, бежишь, бежишь. И в результате непонятно, ради чего и кого все это — работа, деньги. А ведь это только одна сторона твоей жизни, и она не должна доминировать, не должна тебя пожирать. Ради чего ты занимаешься творчеством? Чтобы подарить его людям и прежде всего своим близким! А если их нет? Семья должна быть большой. Я хочу много детей и думаю, что осуществлю свое желание. Мы с женой оба этого хотим. 

COSMO: Ты много времени проводишь с дочерью?

Владимир Вдовиченков: Сегодня весь день были вместе. Я научил ее пользоваться маленьким DVD-проигрывателем, теперь она сама себе включает и выключает мультики. Она действительно очень способная и телевизор тоже уже освоила.

COSMO: Мне казалось, обычно родители стараются ограничить пользование техникой.

Владимир Вдовиченков: Да, все нужно в меру. Сейчас у ребенка период познания мира, пусть узнает, что такое и телевизор, и компьютер, потом она все равно поймет, что это не самое интересное. Детей и кормить нужно также — ставишь перед ними все, пусть сами выбирают. Зачем их пичкать тем, что ты считаешь полезным? Ерунда какая-то!

COSMO: Когда у тебя родился сын Леонид в первом браке, ты был таким же трепетным папой?

Владимир Вдовиченков: Это совсем другое, когда у тебя рождается ребенок, а ты сам еще очень молодой. Мне было? сейчас я вспомню? 22 года. Странный возраст, когда в тебе невероятное количество сил и тебя несет и разрывает на тысячу маленьких Володей, которые всего хотят. А тут у тебя появляется тяжелая, хотя и радостная обязанность. Ты должен заботиться о родившемся ребенке, а не просто все перекладывать на бабушкины плечи. Но ты ловишь себя на мысли: как же так, мне самому хочется чего-то еще, еще, и еще мне не хватает суток! А сейчас я могу получать удовольствие только оттого, что просто провожу время с семьей.

COSMO: Почему ты не сразу стал актером, а пошел в мореходку?

Владимир Вдовиченков: Я сделал финт ушами. Не хотел идти в армию, но косить тоже не было желания, считал ниже своего достоинства. Поэтому поступил в мореходную школу в Кронштадт, окончив 10 классов. Отучился 7 месяцев и после этого был распределен во вспомогательный Северный военный флот. Мы занимались обслуживанием подводных лодок, других кораблей, но при этом соблюдали гражданский график. Если мы на берегу стояли, то я работал только с 9 до 17 и получал хорошую зарплату. В то время мой папа зарабатывал 160 рублей, а я - 300. Мне было 17 лет. При этом у меня шел срок службы. Я отработал три года, получил военный билет. Как будто отслужил в армии. 

COSMO: Считается, что на флоте жесткая среда?

Владимир Вдовиченков: С дедовщиной не сталкивался. Конечно, тобой командуют военные люди. Есть и другие сложности. Бывало, например, очень холодно. А потом я перевелся в Балтийск, практически к себе на родину, и там жизнь вообще была медом. Если мы стояли на ремонте, то я мог на два-три месяца уезжать домой и проводить время там. Зарплата была чуть меньше. Но мне было плевать. Самое главное, что ты дома и на свободе. Не хотелось все три года отдать Военно-Морскому Флоту, я бы сошел с ума.

COSMO: Если тебя сравнить тогда и сейчас — ты другой?

Владимир Вдовиченков: Нет. Но стал более лояльным ко всему происходящему. Научился находить компромиссы.

COSMO: Когда ссоришься, чтобы успокоиться и не наделать глупостей, считаешь про себя до 10?

Владимир Вдовиченков: Это бывает крайне редко. А вообще я уже вышел из возраста, когда надо что-то кому-то доказывать в этой жизни. Самому себе, близким я все, что надо, доказал, осталось только развиваться, идти вперед. Надо стараться быть спокойным. Вот стоишь в пробке — и что? Начать скандалить на пустом месте, агрессивно себя вести? Ну опоздаешь на 10 минут, ничего ведь страшного не произойдет, мир от этого не рухнет. И самому на душе приятнее. Хотя я сейчас все чаще бываю не сдержан, потому что какой-то быт, мелкие проблемы, неурядицы, то-се. Но вообще я в душе всегда был добрым парнем.

COSMO: Ты вмешиваешься, когда видишь несправедливость?

Владимир Вдовиченков: Не могу сказать, что я благородный рыцарь. Но если ситуация критическая, конечно, вмешаюсь. А если что-то рядовое, не буду на это распыляться, правда. Потому что каждый выбирает свою жизнь сам. Если у людей возникают такие отношения с жизнью, если они предпочли такой способ существования, то что я могу сделать?

COSMO: Дрался?

Владимир Вдовиченков: Случалось, как у любого нормального парня.

COSMO: А в кино ты любишь экстрим, рвешься сам выполнять трюки?

Владимир Вдовиченков: Любые трюки, которые дублер сделает лучше, чем артист, пусть делает дублер. Тут нужна забота не о собственном имидже и не о том, чтобы получить дозу адреналина. Все усилия должны быть направлены на то, чтобы фильм был хороший, качественный, правдивый. Делать все самому — не лучший выбор. Тем более что каскадеры тоже люди, им семьи надо кормить. Зачем у них хлеб отбирать? Надо думать о других. 

COSMO: Если не выполняешь трюки, как же ты на съемках «Параграфа» получил сотрясение мозга?

Владимир Вдовиченков: Мы снимали сцену уже немножко уставшие, ошиблись в команде, Гошка Куценко меня ударил, ничего страшного. Иногда после тяжелых съемок достаточно человеку дать щелбан, и у него будет сотрясение мозга. Мы снимали уже четвертый день, вымотались, и мой мозг, видимо, уже просил, чтобы его кто-нибудь сотряс, чтобы можно было полежать, отвлечься от всего. И поскольку мне удалось наконец отдохнуть, можно сказать, что от сотрясения мозга я получил удовольствие. 

COSMO: В юности ты занимался боксом. Сейчас продолжаешь?

Владимир Вдовиченков: Я не охранник, не спецназовец, я артист. Поэтому для меня лучший спорт — физкультура. Когда есть время — хожу в спортклуб. А еще мы на пару с Ольгой смотрим много спортивных трансляций — от бокса до тенниса.

COSMO: А читаешь что? Каких писателей любишь? И есть ли время на литературу?

Владимир Вдовиченков: Улицкую. Очень мне нравится. Перед съемками «Бесов» — только «Бесов». Но вообще Достоевского читал много. Время для книг всегда нахожу.

COSMO: В кино ты однажды играл монаха. Альтруизм в твоем характере? Ты бы смог отказаться ради чего-либо от земных благ?

Владимир Вдовиченков: Нет, никогда. Все, что дано человеку на земле, значит, дано и мне. А вот мелкие бытовые трудности, материальные лишения переношу с легкостью. Я не привередливый человек.

COSMO: Что тебе нужно для полного счастья? Есть ли у тебя какой-нибудь секрет?

Владимир Вдовиченков: Если бы я знал, то обязательно сказал. Люди всю жизнь ищут рецепт своего счастья. Но, честно говоря, сейчас я чувствую себя отлично — на все сто процентов!