Анна Дубровская: «Борщ варит не Дездемона»

Дата публикации: 17 августа 2011

Издание: АиФ

В театре она блистает в самых заветных для любой актрисы образах. Помимо родного Театра им. Вахтангова ее приглашают в свои спектакли Стуруа, Меньшиков и Гришковец. Она обладательница премии «Триумф» и сразу двух премий «Чайка» за лучшую женскую роль в номинации «Обольстительная женщина».

Кино и театр

«АиФ»: — Недавно на экраны вышел чеховский «Иванов» в постановке Вадима Дубровицкого, где вы сыграли Сару — главную женскую роль.
А. Д. : — «Иванов» — это, безусловно, подарок судьбы, это такая роль и такой материал, которого ждешь годами, но можешь никогда не дождаться. Я эту роль мечтала сыграть в театре, а тут внезапно такое предложение! Кино получилось очень глубокое, очень тонкое, какое-то очень неторопливо сочное.
«АиФ»: — А как получилось, что вас еще в студенческом возрасте взяли на роль легендарной вахтанговской Турандот?
А. Д. : — Дело в том, что я училась на курсе у замечательного педагога Владимира Владимировича Иванова. Тогда он был актером Театра Вахтангова, сейчас — режиссер очень многих спектаклей театра. Это мое везение, счастливый случай. Я тогда не знала, кто такой Иванов, но почему-то с первой встречи поняла, что должна учиться именно у этого педагога. Это было как… «голос сверху»! И в результате я просто счастлива, что училась именно у него. Дальнейшая моя судьба, мое присутствие в Театре Вахтангова безусловно связаны с ним. А что касается Турандот, то эта роль досталась мне благодаря дипломному спектаклю, на котором присутствовал Михаил Александрович Ульянов. В то время в Вахтанговском театре искали еще один состав для «Принцессы Турандот», которую с 90 го года играла Марина Есипенко. Театр много ездил на гастроли, а репертуар в Москве должен был сохраняться. На нашем дипломном спектакле Владимир Владимирович Иванов обратил внимание Ульянова на меня. И меня сочли достойной попробовать. Я сыграла эту роль, хотя было очень сложно.
«АиФ»: — А потом сразу вам дали играть Дездемону?
А. Д. : — Дездемона, Зинаида в «Дядюшкином сне», Алкмена в «Амфитрионе», Степанида в «Варварах»… Елизавета в «Царской охоте» — это тоже роли из моих дипломных спектаклей в постановке Иванова, которые перенесли в Театр Вахтангова.
«АиФ»: — Вы сыграли вампиршу в фильме «Ночной дозор». Говорят, сниматься в мистических фильмах — плохая примета для актеров.
А. Д. : — Я там действительно во время съемок сильно заболела. Но списывать все на мистику, наверное, не стоит. Просто период съемок в «Ночном дозоре» физически был неимоверно тяжелым. К примеру, сцена, когда я иду в тоннеле и меня машины сбивают, была снята почти вживую — на меня неслось огромное количество автомобилей! Это очень страшно! И когда во время съемок я свисала с крыши, привязанная лишь какой-то тоненькой веревочкой, — это тоже огромный стресс. Из-за всех этих нервов на протяжении съемок я болела дважды. Сначала очень сильной ангиной. Потом мне линза, надетая для съемок, так глаз натерла, что я два или три дня провалялась с температурой из-за воспаления глаза!
Играть, но не заигрываться
«АиФ»: — Актер Владимир Стеклов говорит, что сущности, которые ты через себя пропускаешь, никуда не уходят, а затаиваются и ждут своего часа, чтобы вырваться наружу!
А. Д. : — Мне кажется, очень важно уметь внутренне отстраняться от образа. Если у человека слабая психика и он чрезмерно вживается в роль, это очень сильно влияет на его здоровье. Надо уметь понимать, что сцена — это работа. Да, я получаю там удовольствие, растворяясь в роли. Я отдаю часть сердца, души и получаю радость, когда происходит взаимообмен эмоциями со зрителями. Но это — игра. Я играю! А вот я уже дома — варю борщ, готовлю семье обед, кормлю собак, мою их, расчесываю, стригу колтуны… Но я знаю людей, которые заигрываются, и уже непонятно, кто вообще этот человек. Меня раздражают такие люди. Но примеров немало, к сожалению…
«АиФ»: — Вы говорите «собаки» — у вас их много?
А. Д. : — У меня две собаки и три кота. Я за городом живу, поэтому мы можем себе позволить такую роскошь. Одна собака — лабрадорша, ей уже 9 лет. А вторую, дворнягу, дочка подобрала. Какая-то бабушка сказала: «Девочка, возьми собачку, а то я несу ее усыплять». В тот день у меня была премьера спектакля «Дядя Ваня». Как раз перед выходом на сцену дочь мне звонит: «Мама! Здесь бабушка несет щенка усыплять! Давай его спасем?» Я говорю: «Ну хорошо, давай!..» Я нисколько не жалею об этом решении, потому теперь у нас живет это добрейшее, чудеснейшее существо. Хотя и проблем много. Погрызена вся мебель. Описаны полы. Обуви съедено на тысячи долларов! Вот такая собака.
Женское счастье
«АиФ»: — Трудно актрисе жить полноценной личной жизнью? В прежние времена актрисы часто не выходили замуж и не имели детей, чтобы отдать всю себя искусству!
А. Д. : — Нужно стараться переплести личную жизнь и работу. Иногда мне кажется, что у меня получается. А порой вдруг все начинает рассыпаться и я живу в конфликте личного… и тоже очень личного, потому что театр — это не столько работа, сколько то, чем живешь. Он требует очень много времени и душевных сил. И, естественно, силы забираешь из той половины, где твои близкие, твой дом, и это начинает сказываться на взаимоотношениях в семье. Но потом снова наступает период гармонии. Женщине необходимо понимать и чувствовать, что ее любят. Бизнес-леди, которые занимаются только карьерой, на мой взгляд, несчастливы и просто забивают работой пустоту в своей жизни. В человеческой природе есть стремление соединить две половинки одного целого — мужского и женского. Тогда возникает гармония. И дети, конечно же, должны быть! С мужем может не сложиться, но отсутствие детей — это просто беда! Это такое счастье, что у меня есть дочь! Без нее моя жизнь была бы неполноценной! Мне хотелось иметь ребенка лет с десяти. Я ездила в музыкальную школу, потом ехала заниматься в танцевальный ансамбль, и по дороге у меня был магазин детской одежды, куда я ходила смотреть распашонки, ползунки. Мне уже тогда хотелось быть мамой. Наверное, поэтому у меня так быстро получился ребенок — я в 19 лет родила. После этого жизнь мне показалась такой значительной, важной — я ведь мама!
«АиФ»: — Сколько лет вашей дочери?
А. Д. : — Ей 19 лет, она студентка Щукинского училища. Тоже пошла в область творчества. Моя мама — актриса оперетты, сестра — певица. Папа тоже очень творческий человек — ювелир, художник. Хотя по основной профессии он конструктор.
«АиФ»: — Вы счастливый человек?
А. Д. : — Периодически счастливый, периодически несчастный… Главное, чтобы эти полосы друг друга сменяли. И тогда очень живая жизнь получается!..