Прыгнула  и полетела

Дата публикации: 22 июня 2011

Автор: Александр Гаврилов

Издание: Аргументы недели

Юлия РУТБЕРГ родилась в театральной семье. Ее отец Илья Григорьевич Рутберг — известный актер, заслуженный деятель искусств России. И сама Юля много играет на драматических подмостках в Театре им. Вахтангова. Широкий зритель знает ее по фильмам «Похороны Сталина», «Каменская», «Участок», «Не родись красивой» и другим. 

 — Юлия, а вас никогда не сравнивали с Фаиной Раневской?
 — Спасибо, конечно. Но я о себе более скромного мнения: есть всего несколько работ в моей жизни, за которые могу себя похвалить. А к Фаине Георгиевне Раневской я отношусь с огромным уважением, она всем доказала, что из маленьких ролей тоже можно сделать шедевры. Например, вряд ли кто вспомнит фильм «Александр Пархоменко» 1942 года выпуска. Но все помнят великолепную тапершу с папиросой в зубах. Какого же масштаба была эта личность, если ее до сих пор так любят зрители!
 — Какие ваши новые работы в кино мы увидим в ближайшем будущем?
 — Режиссер Егор Грамматиков снимает 8-серийную сагу о войне. Там у меня маленькая роль, но очень значимая и трагическая. Есть еще какие-то предложения, но я не рассматриваю проекты с большим количеством серий. 
 — Почему? Ведь чем длиннее сериал, тем больше гонорары.
 — Во-первых, боюсь, что не потяну, «длинное кино» у меня не получается. Мой предел —
8-12 серий. А уж 50 или 100 серий —это, извините, не ко мне. Что касается денег… Конечно, в государственных театрах нищенские зарплаты. Если ты такой умный, то почему ты такой бедный — это очень правильное выражение. Я не хочу быть бедной, но при этом хочу оставаться умной! А вообще у меня есть ощущение, что моя семья в порядке, никто не голодает.
 — Ваш «Театральный проект Юлии Рутберг», созданный несколько лет назад, выпустил всего один спектакль — «Вся эта суета». В чем причина такой «малой продуктивности»?
 — Да, ничего другого я в качестве продюсера пока не выпускала. И чувствую, что мне не очень по зубам эта профессия, потому что я человек честный и порядочный. У меня все актеры получают свои денежки, пусть и маленькие, а я сама очень часто играю этот спектакль бесплатно. Как бы то ни было, мы все равно победили Москву, потому что до сих пор существуем. Играем и на театральных сценах, и в клубном формате. Для меня этот спектакль важен еще и потому, что я там существую не только в ипостаси артистки, шансонье, но еще и как личность. Могу говорить от первого лица о том, что мне нравится, не нравится, о том, что мне дорого. Это для меня прорыв.
 — Что репетируете в родном Театре имени Вахтангова?
 — «Медею» Жана Ануя. А осенью грядет 90-летие нашего театра, большой юбилей. Главный режиссер Римас Владимирович Туминас отказался от концерта и хочет сделать спектакль под рабочим названием «Пристань», где будут обязательно заняты все наши замечательные старики, наши звезды. Вероятно, каким-то образом будем там заняты и мы. А вообще у меня много всяких планов. Я такой человек, у которого в голове все время что-то варится. Не люблю сидеть на месте, всегда бегу вперед.
 — Вы же еще и в антрепризах успеваете играть!
 — Да, в прошлом году выпустили спектакль «Скандалы галантной богемы». Очень симпатичная пьеса, когда-то с большим успехом шла во Франции, ее играли Фанни Ардан и Жерар Депардье. А вот теперь мы с моим супругом Анатолием Лобоцким имеем честь играть.
 — Спектакль «Хлестаков» Театра имени Станиславского, где вы играете жену Городничего, существует уже много лет, получил немало престижных премий…
 — Главное, что он стал открытием гигантского артиста Максима Суханова. У него были и до этого очень хорошие работы, но именно здесь сошлись какие-то линии, возникло «золотое сечение». Хлестаков в трактовке Максима стал разорвавшейся бомбой. Благодаря такому «прыжку» Макса, мне кажется, и я «выпрыгнула» вслед за ним. И полетела!..
«Хлестаков» — это не спектакль-однодневка, не просто каноническая школьная программа, а авторская работа, и по сей день актуальная. Недавно в Петербурге на «Хлестакове» зал стоя аплодировал нам десять минут. Вот как горячо реагируют зрители на Гоголя. И не только школьники, но и взрослые люди!
 — Юлия, 22 июня будет ровно два месяца, как умер Михаил Козаков, в проектах которого вы много играли. Почему-то после его ухода больше вспоминали не работы великого актера и режиссера, а семейные дрязги, разбирательства артиста с женами из-за квартир…
 — Когда об артистах начинаются досужие разговоры, кого он прокормил, сколько у него было жен, хочется воскликнуть: друзья мои, это не ваше дело! Почему кто-то считает себя вправе без стука, без «здравствуйте» входить в личную жизнь великих людей? Михаил Михайлович Козаков был великим актером, творцом. У него был сложнейший характер, мы с ним ругались на репетициях до посинения, но я счастлива, что судьба свела меня с ним. Он был требовательным к другим, но еще больше — к себе. Совершенно блистательно поставил «Безымянную звезду», «Покровские ворота». Но времена изменились. Публика всегда была на вытянутой руке от артиста, а теперь ему тыкают, по плечу бьют. Не сметь!