Пресс-конференция участников спектакля "Дядя Ваня" в Воронеже.

Дата публикации: 15 июня 2012

Автор: Марина Новикова

Издание: Время Воронежа

До Воронежа доехал чеховский «Дядя Ваня» Римаса Туминаса, облюбованный театральными премиями и обласканный московской критикой. Спектакль Театра Вахтангова показали 14 июня в здании драмтеатра на Театральной. Постановка идет в рамках Второго Платоновского фестиваля искусств, в сотрудничестве с проектом «Лучшие спектакли Фестиваля «Золотая Маска» в Воронеже».

«Дядя Ваня» удостоен  удостоенный премии «Золотая Маска» 2011 года как «Лучший спектакль в драме, большая форма». В нем задействованы Сергей Маковецкий, Владимир Вдовиченков, Владимир Симонов, Людмила Максакова, Галина Коновалова, Анна Дубровская, Мария Бердинских, Евгения Крегжде и другие актеры Театра Вахтангова. Постановка гротесковая, музыкально наполненная (музыку Фаустаса Латенаса называют самостоятельным персонажем. – Ред.), геометрически точная, неклассическая, и тем больше напоминающая день сегодняшний. Герои хотят и не могут изменить жизнь, она со своей стороны обманывает их ожидания, кумиры падают с пьедестала, и их почитатели остаются не у дел. И все, кроме племянницы Сони (Мария Бердинских) и Дяди Вани (Сергей Маковецкий) ненавидят друг друга. Собственно из-за этих двоих и нужна вся история блестящего и «беспросветного прочтения Чехова» Римасом Туминасом, они сами - дядя и племянница - для зрителей и «небо в алмазах», и плевок в вечность. Антон Павлович назвал пьесу именно «Дядя Ваня»… Спектакль Туминаса, по мнению самих актеров, стал желанным ребенком в браке по любви…

В пятницу, 15 июня, артисты театра встретились с прессой.

- У вас театральный город, это сразу заметно, - начал с комплиментов Владимир Вдовиченков. Он сыграл доктора Астрова, который так альтруистично говорит о посадке деревьев «Когда березка зеленеет, я вижу, как на ветру качается душа моя», что хочется сажать. – Недавно были на фестивале в Анталии, на спектакль пришли зрители с камерами, они все время фотографировали и обменивались мнениями. К тому же перевод текста Чехова был неверный. Первый спектакль был ужасный, перед вторым мы попросили принять меры, и нам было полегче. А у вас вчера в театре было ощущение единения с публикой. Спасибо! Что касается ремарок на тему того, что в этом зале плохая акустика, мы этого не ощутили, потому что положили на пол подзвучку (такие микрофоны. – Ред.). Меня в этой роли сравнивали с ковбоем, так я и есть ковбой! Но ни одного слова Чехова у нас не изменено.

- Мы совершенно не знали, что едем на Платоновский фестиваль сюда, - добавила Людмила Максакова, которая играет Маман. – Но когда я уже здесь прочла фестивальный буклет, то захотелось сразу побежать, задрав штаны за комсомолом, и все это отсмотреть. Я знаю, какая-то накладка с «Безондерс». Но когда я узнала, что будет  Габриадзе, то очень пожалела, что не смогу посмотреть. Что касается Платонова, помню, как Кончаловский еще у училище бегал и говорил: «Мечтаю поставить «Реку Потудань» Платонова». А тут -  Платоновский фестиваль! Это ж праздник души! Если бы знала, то приехала раньше. Мы в восхищении, как говорилось в «Мастере и Маргарите».

На просьбу журналистов рассказать о работе над ролями, Сергей Маковецкий заметил:

- Актёр говорит своей ролью. Если он все расскажет в объяснениях, то ему нечего будет говорить на сцене. Работать с режиссером с Римасом Туминасом, который знает, что он хочет – лучшее, что может быть. И чем жестче рамки, тем больше чувствуешь свободу. Смотрите спектакль. Приглашайте нас еще. И не верьте, когда про нас говорят, что мы капризные. Требовательные и капризные – две разные вещи. Каприз – я хочу, чтобы шторки были обязательно в горошек. Поверьте, приезжать на два дня – это утомительно. Приезжать на неделю – пожалуйста. Если бы мы были капризные, мы бы никуда не ехали. Нам с «Дядей Ваней» достаточно московской публики, которой сложно попасть на этот спектакль в течение четырех лет. Но мы хотим, чтобы этот спектакль посмотрели как можно больше людей – ведь здесь есть над чем подумать…