Евгения Крегжде о гастролях со спектаклем "Мера за меру" в Лондоне.

Дата публикации: 1 июня 2012

Издание: Театрал

"Если можно представить себе худший вариант сцены для этого спектакля, так это она - сцена лондонского Глобуса" - сказала я себе, отыскав в интернете фотографии этого театра за неделю до вылета! Одно дело изучать шекспировский театр в теории на лекциях в институте, и уж совсем другое - встретиться с ним в реальности! Площадной театр в чистом виде, требующий переиначить наш спектакль "Мера за меру" на корню! Нет кулис, порталов, движущегося круга (куда уж там, в 17 веке), нет пресловутой "четвертой стены" Станиславского, что естественно предполагало кардинальные изменения в режиссерском рисунке Юрия Николаевича Бутусова. Стоячий партер, окаймляющий сцену с трех сторон, где зритель разве что только у тебя в гримерке не стоит... Надо сказать, что мАленькое слово "стоячий" требовало, однако, бОльших сокращений в протяженности действия! И небо... над головой, которое сводит на нет всю уникальность работы художника по свету, выполненную талантливой Майей Шавдатуашвили! А если это все приправить тем, что костюмы пришлось везти самим актерам, что гримеров и монтировщиков у нас не было, так как администрация фестиваля сводила количество людей до минимума, то картина окажется весьма впечатляющей! Все это мне напоминало бурные годы моей самодеятельности, когда "по городам по весям" со всеми своими вещичками, и, должна признаться, совсем не радовало меня! Казалось, мы предусмотрели все, но, тем не менее, нас ожидало в Лондоне то, что мы никак не могли предположить даже в самых своих смелых фантазиях, глядя на фотографию Глобуса, сидя в Москве.., но об этом позже!!!

Итак... Лондон нас встретил... солнцем, чем удивил, но ненадолго, потому как через пол часа пошел дождь.... К этими мистическо - быстрым изменениям погоды нам пришлось привыкать! В шутку сказать, на первом нашем дневном выступлении дождь и солнце сменились, пожалуй, раз пятьдесят..

Но я забегаю! Лондон произвел на меня впечатление города, который не похож ни на один другой! Он достаточно эклектичен, но эклектика эта сделана со вкусом! Во всем этом присутствует внимательный взгляд женщины, который смягчает все острые начинания мужчин! Он сумрачен, но в этом звучит его таинственность!

В первый же день мы попали на спектакль "Большая и маленькая" с Кейт Бланшет, режиссура и драматургия коего не произвела на меня впечатления, НО Бланшет..... Профессиональная, яркая, характерная, легкая.... Смотрела на нее с совершенно идиотической улыбкой на устах... Такую улыбку нам дарят по-настоящему талантливые люди! Шла после спектакля по туманному Лондону (ох, всегда мечтала произнести это) и думала о том, какое разное влияние имеет на нас театр! После бездарных спектаклей хочется уйти из профессии! После талантливых работ хочется дерзнуть! Именно об этом и писал Вахтангов! Дерзнуть сделать что-то лучше, талантливее, точнее, конкретнее!

Во второй день - репетиция в помещении, где очень, Очень приблизительно мы увидели пространство сцены, с которой нам предстояло встретиться! 7 утра следующего дня мы на сцене! Представление назначено на два часа дня! Холод редчайший, пасмурно, промозгло.... и сцена Глобуса, хмуро нас принимающая! Греемся все вместе от обогревателей за подмостками и одним только нашим желанием выступать на этой исторической сцене! На мне костюм, куртка, шарф, пальто.... "Нужна только одна белая рубашка и юбочка!" - кричит безапелляционно Бутусов, глядя на мое обмундирование...

Проходя сокращенный вариант спектакля и выискивая возможные выходы на сцену для всех героев, нас не оставляла одна мысль - быстрее отыграть спектакль и умотать в сравнительно теплую Москву.. К всеобщему удивлению, перед началом спектакля пришел совершенно очаровательный продюсер театра Глобус, который предложил окропить сцену водкой, ссылаясь на  какую-то традицию! Мы, не очень понимая суть происходящего, согласились, после чего очень переживали, что придет зритель, а в зале стоит устойчивый запах алкоголя и все подумают: "ну конечно  - русские приехали"! И вот - столь долгожданное начало! Тут-то и началось все самое интересное!

Мы встретились со зрителем, которого никак не могли ожидать, и который сам стал диктовать условия игры! Английский зритель! Об этом можно писать диссертации! Как в стране, которая породила Оскара Уайльда и Бернарда Шоу, которая славится своим тончайшим ироничным юмором, могло сохраниться такое девственное и наивное восприятие театра???!!! Они буквально облокотились на подмостки и смотрели на нас с широко раскрытыми глазами как дети - это плохой, а этот толстячек - смешной, а эта хорошая - ее жалко, а это хороший, но сейчас он плохой, потому что ему просто жить хочется... Вот именно так - я не преувеличиваю!!!! Они готовы к игре!! Они рады стать частью действия!!! Московский зритель в основной своей массе - циничен! До него сложнее достучаться! У него бизнес - проект сегодня под угрозой, а жена закатила истерику, а после спектакля надо найти няню для ребенка... Куча проблем, а тут театр, понимаешь ли... Но я отвлеклась... Короче говоря, этот самый зритель спровоцировал нас играть совсем по-другому! У меня глаза открывались от удивления от наших мальчиков, исполняющих комедийные роли - Женя Косырев, Олег Лопухов, Валера Ушаков, Витя Добронравов, Леня Бичевин, которые мгновенно на глазах у всех меняли стиль игры, становясь по-настоящему яркими и дурашливыми персонажами Шекспира, доводя тем самым зрителя до уморительного хохота! Это был юмор Чаплина - простой и доступный!

На смену им вышли наши, как я называю, трогательные персонажи - Маша Бердинских, Володя Бельдиян, Артур Иванов...., в ответ получив взаимную теплоту! Когда беременная по роли Маша Бердинских только наклонилась, чтобы взять пепельницу любимого мужчины, ей на помощь тут же подскочило несколько зрителей... Перед Епишевым и мной стояла совсем другая задача - нам надо было вовлечь зрителя в достаточно драматическую историю, с весьма несовременным, нафталинным понятием о девичьей чистоте!

"Как прекрасна жизнь в те дни, когда публика талантлива!" - писала гениальная Пиаф, а я ей вторила тогда! Этот самый зритель позволил нам сыграть Шекспира без стеснения за сентиментальность, на разрыв аорты, крича заклинания в небо...

Небо! Оно стало для меня действующим персонажем!!! Когда в первой сцене монастыря я подняла руки ладошками вверх, ожидая света прожектора (как в Вахтанговском театре), из-за туч выглянуло солнце, осветив меня, и я прослезилась от мысли, что сама природа стала для нас художником по свету!!!! Так уж случилось, что все монологи Шекспира воссылаются с мольбами, бедами, благодарениями к небу, к Богу! А тут ты видишь не купол театра, а настоящее небо, птицы летят над головой, ветер шевелит твои волосы!

Римас всегда нам говорит - "не играйте для себя или для зрителя, но играйте для третьего, для Него"! Образовался некий магический коридор энергии, который давал силы не замечать дикого холода, дождя, неудобств.... Хотелось только одного - рассказать историю, поделиться накипевшим и быть понятым, принятым!!!

Бутусов, милый Бутусов, потирая руки от холода, нервно ходил за сценой, проигрывая со всеми нами все сцены, давал ЦУ (ценные указания) для завтрашнего спектакля! Никогда не видела его столь возбужденным! Да и все мы, к чести сказать, были как натянутая нить - звонкие, возбужденные, готовые ко всему, готовые помогать друг другу, что является большой редкостью для театра! Надо было не себя показать, но спектакль сделать! Надо было победить! И нам это удалось!

Крики браво, три поклона, что большая редкость, как мы позже узнали, для английской публики! За сценой же - горячие обнимания, целования с дерзновенными словами "мы сделали это, мы победили"! Второй спектакль играли на следующий день под проливным дождем... Надо ли говорить, что никто из зрителей не ушел, все остались с нами!!!! Наберусь наглости и признаюсь, что все мы стали на эти два дня чуть-чуть национальными героями той улицы, на которой стоит Глобус, потому как нас встречали со словами благодарности, говоря о том, какой прекрасный Бельдиян и как ему удалось приблизиться в роли Клаудио к образу Алеши Карамазова, как трогательна Маша Бердинских в своей потере, как прекрасен Епишев, который настолько достоверно исполнил дуализм человеческой натуры, дуализм власти...

Про Сергея Епишева хочу сказать отдельно! Уникальный актер, интеллектуал, порядочный человек! Редчайшее соединение для театра! Счастье иметь такого партнера! На банкете после всех спектаклей именно Сережа от лица всего спектакля на чистейшем английском говорил слова благодарности от всех нас за возможность играть на этой благословенной сцене и ощутить тот опыт, который нам довелось пережить!