Сергей Епишев о гастролях со спектаклем "Мера за меру"

Дата публикации: 1 июня 2012

Издание: Театрал

Поначалу сложно было поверить в то, что эта поездка состоится: спектакль,  в котором свет является важнейшим элементом сценографии играть в театре Глобус  под открытым небом при локальном свете, на сцене в три раза меньше нашей, да ещё при этом отвечать а русскоязычного Шекспира - звучало вызывающе и малореально. Однако, все исправления были сделаны,  мизансцены изменены, текст сокращён, визы в последний момент получены- и вот мы в Лондоне, и устроители фестиваля встречают нас аплодисментами у Глобуса. Выясняется, что минимум декораций и необходимость уложиться в 2 часа с четвертью- обязательные условия для всех. «Как, и даже для четырехчасового Гамлета Някрошюса (который тоже участвует в программе)?»- спрашиваем мы.  « В день их спектакля отмечается 60-летие взошествия Елизаветы II на престол и по Темзе с салютом пойдут корабли, так что, если они не смогут уложиться в 2.15- пусть пеняют на себя»- невозмутимо отвечает руководитель театра Доминик. Ритм у фестиваля бешеный: на сцене 2 спектакля в день в 14.30 и 19.30, причём играют разные труппы. Наш график выглядел так: освоение сцены с 8 утра, затем дневной спектакль, а вечером спектакль другой труппы. На следующий день днём спектакль на суахили, а вечером играем мы. Причём (чтобы можно было оценить  все преимущества игры на отрытом воздухе) в этот вечер пошёл дождь и партер стоял  в плащах и под зонтами, а мы скользили по сцене и чувствовали, как капли ползли по лицу в статичных мизансценах.

Конечно, самым страшным мне виделась встреча с публикой. Перед спектаклем в буфете на нас напала какая-то англичанка с криком : «Как вы будете играть эту пьесу на русском? Я еле прочла её на английском!!» С учётом того, что переводился не текст спектакля, а лишь синопсис сцен ничего хорошего ждать не приходилось. Но реакция английских зрителей оказалась главным сюрпризом.  Весь спектакль они очень внимательно следили за  происходящим,  благодарно реагируя на любую шутку или неожиданную мизансцену. Часто зрители сначала реагировали, а потом  уже понимали о чём речь. Их внимание можно назвать наивным, даже бесхитростным, но в нём очень сильное желание удивляться, получать от театра непосредственное переживание, не отягощённое осознанием исполнения культурного ритуала. В порядке вещей там выходить и входить с горячим кофе или вином, но делается это аккуратно и лишь для того, чтобы восприятие было более комфортным.  И финальные аплодисменты были тоже поразительны, ибо горячий приём достался каждому, вне зависимости от объёма роли и каждого встречали криками и как-то по-особенному.