Дыхание зала (интервью Евгении Крегжде)

Дата публикации: 17 августа 2015

Автор: Анна Держке

Издание: Premium

Гастроли театра имени Евгения Вахтангова в Красноярске – это каждый раз событие, вызывающее волну чувств, эмоций и обсуждений. Одна из его ведущих актрис, Евгения Крегжде, накануне спектакля рассказала журналу Premium о магии театра и своих ролях в театре и кино.

Евгения Крегжде исполняет роль Сони в спектакле «Дядя Ваня», с которым в Красноярск на фестиваль «Театральный синдром», организованный Фондом Михаила Прохорова, с гастролями приехал театр имени Евгения Вахтангова.

Евгения Крегжде родилась в Риге, окончила Театральный институт имени Б. В. Щукина. Актриса театра имени Евгения Вахтангова. Роли: Татьяна («Евгений Онегин»), Соня («Дядя Ваня»), Лиза («Бесы»), Дениза («Мадемуазель Нитуш»).

Пьеса «Дядя Ваня» была поставлена десятки раз. Как думаете, в чем успех этого спектакля у зрителя и у критиков?

Не знаю... Наверное, это тот случай, когда все сложилось. Идеальное сочетание всех ингредиентов, если хотите. Во-первых - Чехов. Его пьесы - как душа, всегда ищущая осознанности. Во-вторых - режиссер, Римас Владимирович Туминас, который раскрыл тему пьесы и нашел способ рассказать её так, чтобы она стала доступной, животрепещущей сегодняшнему зрителю. "Раскрывайте каждую фразу. А через фразу - смысл, через смысл - тему. Не создавайте персонажей, ищите людей" - постоянно говорил он нам. Именно поэтому, в результате, зритель стал сочувствовать нашим героям, идентифицировать себя с ними. Вдруг проявились те темы, с которыми сталкивается любой мыслящий и чувствующий человек.

 В-третьих - идеальный, на мой взгляд, актерский состав, который стремился максимально точно воплотить режиссерский замысел. В-четвертых, сценография Адомаса Яцовскиса, который создал атмосферу того времени и вневременья одновременно. Обшарпанная задняя часть дивана, разномастные стулья, столярный стол, дым, зависший в воздухе и каменный лев в глубине сцены – все это помогает нам глубже погрузиться в историю и рассказывать ее достоверно. И самое необыкновенное, на мой взгляд – это музыка Фаустаса Латенаса. Она дополнила всю картину: в нужном месте обозначила острые углы, а где-то, наоборот, их смягчила и внесла определенную лирику. Бывает, что все правильно, а спектакль не случается. Здесь же, наоборот, все компоненты соединились, и возникла магия театра.

Широкая аудитория вас узнала по скетчкомам, а не по серьезным ролям. Все еще переживаете по этому поводу?

Я закончила Щукинский институт с красным дипломом и пришла в Вахтанговский театр в 2005 году по приглашению Михаила Александровича Ульянова. Уже в конце первого года я сыграла две главные роли в театре. И только после этого появились скетчкомы. Но обидная ирония заключалась в том, что люди, приходившие на спектакль, говорили: «Ой, актриса из «Даешь молодежь!» играет в «Дяде Ване». Конечно, поначалу это задевало. Сейчас - нет. Уже отношусь к тому периоду как опыту, может и ошибочному, но опыту. Поклонились, сделали вывод и пошли дальше! (Смеется.)

Что сейчас самое важное для вас в профессии?

С каждым днем, с каждым годом приходит свобода. Растет профессионализм, и ты уже не думаешь, как бы кому-то понравиться, что-то доказать. Пропадает в этом смысл. Приходят творчество и возможность им наслаждаться: поиск тем, звука, атмосферы. Думаю, что и как я могу в этом материале сделать, о чем поговорить со зрителем.

Сейчас вы заняты в главных ролях в спектаклях «Мадемуазель Нитуш», «Дядя Ваня», «Евгений Онегин» и «Бесы». Какой из них сложнее и интереснее было строить?

Каждая роль, как ребенок. У каждого свои особенности, и с каждым разные сложности. Если ты не становишься на рельсы, используя свои готовые умения, а каждый раз ищешь что-то новое, то тебя ждет трудоемкий процесс. Сначала наслаждаешься первыми шагами знакомства с героем. Стоит углубиться, понимаешь, что тебе уже ничего не понятно. А за месяц до премьеры кажется, что это вообще не твоя роль. Я каждый раз в эти моменты звоню маме со словами: «Мама, вот сейчас меня точно разоблачат, я плохая актриса, мне просто очень долго удавалось это скрывать». (Смеется.) А потом немного успокаиваешься и видишь, как снятый тобою негатив постепенно окрашивается и проявляется человек. И вот он уже стучится в твою дверь: "Привет, я Соня». Улыбаешься: "Наконец-то, милая, проходи.., вино будешь?" (Смеется.) Этого довольно сложно достигнуть, ведь, по сути, перед тобой задача воссоздать жизнь.

Знаю, что ваши близкие не сразу поддержали ваш выбор профессии. Переезд из Риги в Москву ради поступления в Щукинское училище был протестом?

Протестом?! Нет, что Вы, я была тем бульдозером, которому все протесты по боку. (Смеется.) До 16 лет ни разу не была в театре. Но, однажды попав в театральную студию в школе, вдруг поняла, что вся моя жизнь не будет иметь смысла, если я не буду стоять на сцене. Знаете, у Сальвадора Дали есть 10 заповедей художника, последняя из которых гласит: «Если живопись не полюбит тебя, вся твоя любовь к ней будет безрезультатна". Я же сразу почувствовала взаимность и кинулась в этот роман с головой.

Кроме театра, вас можно наблюдать в кино. В каких картинах вы сейчас задействованы и насколько сложно перестраиваться после театра?

У меня роли в нескольких картинах, которые в скором времени выйдут на Первом канале («Игрок», «Обратная сторона Луны 2» и фильм о Валерии Ободзинском «Эти глаза напротив»). Перестроиться оказалось сложнее, чем думала. И в театре и в кинематографе мы воссоздаем жизнь человеческого духа, но разница заключается в инструментах, которые мы для этого используем. Пришлось опять стать студентом и постепенно осваивать новый для меня инструментарий. Сначала на основе маленькой роли в фильме «Географ глобус пропил», а потом и в вышеуказанных проектах. Хочется особо поблагодарить режиссеров Юрия Александровича Мороза и Сашу Котта, которые возились со мной, отвечали на все вопросы, объясняли... Короче, чувствовала поддержку и не было так страшно, всегда чувствовала спину, а это важно.

По духу что ближе?

Конечно, театр. Там я чувствую себя, как рыба в воде. Это моя заводь. Я знаю ее особенности, границы, и это делает меня свободной. Я в этом познала себя и потому, наверное, могу уже быть честным и беспристрастным Вергилием, который сопровождает зрителя в его в пути. Если все удается, происходит животрепещущая радость от этого общения. Тогда и актеры, и зритель после спектакля выносят для себя что-то новое.

Можно ли выделить любимую роль?

Я баловень судьбы в плане театра, потому что за 10 лет сыграла одни из лучших ролей, о которых может только мечтать актриса, и этот список пополняется с каждым годом. Даже не думала, что удастся столько всего воплотить. Конечно, когда появляется новая роль, например, сейчас это Катерина в «Грозе», она отнимает много внимания и энергии, но вместе с ней приходят новый опыт и смыслы, которые в свою очередь обогащают прежние роли. Любимых же ролей нет. Они уже, как дети, а в семье не должно быть любимчиков. Стараюсь, чтобы все развивались и росли.

Нам повезло наблюдать вас здесь. А тем, кто окажется в Москве, на какой спектакль в Театра Вахтангова вы бы посоветовали прийти?

Один из моих любимых – «Ветер шумит в тополях». Тонкий, нежный спектакль. В нем играют Володя Симонов, Максим Суханов и Володя Вдовиченков. Прекрасный «Евгений Онегин», который к вам в прошлом году приезжал. «Дядя Ваня», безусловно. Я видела его со стороны с Машей Бердинских в роли Сони и осталась под большим впечатлением. Красивейший «Маскарад». Ну, и сейчас Юрий Бутусов выпустил «Бег» – очень неожиданный спектакль - сон. Советую. Список могу еще долго продолжать... Что говорить, благодаря Римасу театр сейчас переживает взлет. Все взбудоражены и вдохновлены. Мало тех, кто с холодным носом. Чувствуется гордость за то, что делаем, что привозим. Так что... Идите и смотрите. Уверена, Вы найдете то, что Вас тронет.