Непростые жанры для чистых сердцем

Дата публикации: 6 марта 2017

Автор: Анна Смирнова

Издание: Нефть Прибоя

«Мадемуазель Нитуш» Театра им. Евгения Вахтангова – это спектакль о людях, влюбленных в искусство. Об актерах, их ролях на сцене и в жизни. Поэтому из всего многообразия тем для беседы сама собой выделилась одна.

       Украшение жизни. Сладкий десерт. Праздник. Развлечение. Изящный пустячок. И – квинтэссенция театра и театральности. Это все о водевиле. И об оперетте тоже.

       О смешном и серьезном, о жанрах, счастье игры и работе с коллективом ДИ «Нефтяник» рассказали режиссер Владимир Иванов, директор театра Кирилл Крок и актеры Павел Любимцев, Артур Иванов и Александр Олешко.

- Какое место в вашей творческой жизни занимают оперетта и водевиль?

Владимир Иванов. Оперетта и водевиль – очень, на мой взгляд, непростые жанры для актерской профессии. Они предполагают ряд качеств, которые должны сойтись в индивидуальности артиста, а также очень высокую степень его профессиональной оснащенности. Сходятся в одной точке музыка, пластика, драматическое искусство, – и драматическое искусство комедийного свойства. Такое сочетание весьма непросто для актера. Поэтому, например, водевиль как жанр практически всегда присутствует в дипломных спектаклях театрального вуза. И это замечательная школа для будущих актеров.

     «Мадемуазель Нитуш» – это не водевиль, это все-таки музыкальный спектакль. Сейчас в нем основные роли играют мои бывшие студенты: Мария Аронова, Александр Олешко, Артур Иванов, Денис Самойлов. На курсе, где учился Артур Иванов, тоже ставился музыкальный спектакль – оперетта Исаака Дунаевского «Белая акация». Это был блистательный спектакль! Тогда Римаса Туминаса как раз назначили художественным руководителем вахтанговского театра. Ему очень понравилась «Белая акация», он понял, что там играет группа одаренных артистов и совершил очень значимый творческий шаг: пригласил этот студенческий спектакль в репертуар театра.

     Была еще интересная оперетта «Бабий бунт» по Евгению Птичкину. Но это все было уже после «Мадемуазель Нитуш». Она старше перечисленных спектаклей, – уже тринадцать лет в репертуаре и недавно, в декабре состоялся трехсотый показ. Мне захотелось, чтобы в юбилейный вечер на сцену вышли все актеры, которые в нем играли когда-то. Первый акт играл один состав, второй акт играл другой состав, третий акт – третий состав. А кульминационную арию директора исполнили сразу все три актера. Это был интереснейший, необычный спектакль и для зрителей, и для артистов.

Павел Любимцев. Для того, чтобы играть в водевиле и оперетте, нужны чистая душа и открытое сердце. Это – обязательное условие. Это жанры такие простодушные, искренние, и в них обязательно исполнители должны раскрывать самую чистую сторону своей души. Мои рассуждения могут показаться безнадежным идеализмом, но поверьте: это чистая правда. Невозможно иначе работать в таких наивных жанрах всерьез. Если нет простодушного, чистого, светлого отношения в жизни, к людям, к добру и злу, к морали, к нравственности. Водевиль и оперетта – жанры чистых красок. Это говорил еще Константин Сергеевич Станиславский.

    Конечно, в вахтанговском театре всегда очень любили и оперетту, и водевиль. Был знаменитый спектакль 20-х годов «Лев Гурыч Синичкин», «Соломенная шляпка» 30-х, «Мадемуазель Нитуш», которую поставил Рубен Симонов в 1944-м году, и в День Победы ее играли. Это помогало жить в нелегкие времена, и поэтому зрители так любили вахтанговский театр.

     Наш театр – это самые разные жанры, но в частности и эти. Вот праздник, вот легкий, светлый театр. Это чрезвычайно важно. Я несколько раз ставил водевили в щукинском театральном институте, и вот уже двенадцать лет играю в «Мадемуазель Нитуш», куда меня пригласил Владимир Владимирович Иванов. А в этом году я сыграл в спектакле «Принцесса цирка» по Имре Кальману, в Московском театре мюзикла. Это – громадный международный проект в постановке канадского режиссера Себастьяна Солдевильи. Так получается, что в моей жизни много и оперетты, и водевиля.

Артур Иванов. Роль полковника Альфреда Шато-Жибюса – это одна из первых главных ролей, которые я получил в театре. Ее мне дал Владимир Владимирович Иванов, бывший руководителем моего курса в Щукинском училище. Это счастье, это праздник, это должно быть. Работа над ролью шла легко, с радостью и весельем. По-другому здесь нельзя. Единственная проблема: сейчас многие недопонимают значение оперетты и водевиля, относятся к ним как к чему-то второсортному. Это происходит именно потому, что, к сожалению, мало режиссеров, которые могут хорошо работать с этими жанрами. А Владимир Иванов – это тот режиссер, который умеет.

Александр Олешко. Для меня оперетта и водевиль имеют огромное значение, потому что в них есть возможность все свои накопленные радости, яркость, доброту подарить зрителям. Счастливы и актеры на сцене, и зрители в зале. Евгений Вахтангов нам завещал: «Нет праздника – нет спектакля». Это – живительная энергия, доброта и радость, которые так нужны человеку. Здесь нет никаких подмен. Увы, сейчас так много ненастоящего, суррогатного, неискреннего. А здесь все со знаком «плюс». Поэтому если к несерьезному жанру относиться серьезно и с любовью, тогда есть отклик и есть настоящий успех.

- Что бы Вы могли посоветовать молодым людям, мечтающим о сцене?

Павел Любимцев. Тут все очень просто. В искусстве работает правило трех «Т»: труд, терпение и талант. Причем именно в такой последовательности. Получится или не получится, – этого никто знать не может, но правило надо помнить.

Артур Иванов. Может помочь желание много работать. И, конечно, случай и судьба тоже очень большое значение имеют. Мне кажется, если человек что-то хочет, то он к этому стремится. Если получится, то прекрасно; а если нет… Театр – это не математика, здесь нельзя выучить урок и сдать на пять. Здесь очень важен человеческий момент, судьба, предназначение свыше. Поэтому главное – не отчаиваться, если не получится.

Александр Олешко. Если вы не можете без сцены жить, тогда, безусловно, нужно этим заниматься и обязательно учиться. Актеру без школы, без основы, без фундамента будет очень сложно. Но если вы предполагаете, что можете прожить без этого день-два-неделю-месяц, тогда, наверное, в актеры идти не стоит. Потому что это совершенно особенная профессия, которая требует энергии, круглосуточной любви и полной самоотдачи.

- В этом году спектакль «Мадемуазель Нитуш» стал лауреатом Премии журнала «Театрал» в номинации «Хит продаж сезона».  Скажите, коммерчески успешная постановка – это действительно в большинстве случаев комедия?

Кирилл Крок. «Коммерчески успешная постановка» не значит «комедия». В Театре Вахтангова уже почти 8 лет идет спектакль «Дядя Ваня» по пьесе А. Чехова, режиссер Римас Туминас. Чтобы на него попасть, нужно заранее покупать билет. Это что, комедия? Чехов действительно писал комедию, но это не развлекательный жанр. Еще в нашем театре 20 лет идет спектакль «Посвящение Еве», в нем играют всего два актера: Василий Лановой и Евгений Князев. Это что, тоже развлекательный жанр? Категорически нет. Поэтому успешный спектакль – это, наверное, тот, в котором мы говорим со зрителем о каких-то значимых вещах, когда заявленная тема находит отклик у него в сердце, когда мы задаем ему какие-то вопросы и получаем ответ. Нельзя смеяться 24 часа в сутки и нельзя плакать 24 часа в сутки. Поэтому должен быть симбиоз смешного и серьезного. В репертуаре Театра Вахтангова есть и «Мадемуазель Нитуш», и «Евгений Онегин», и «Дядя Ваня», и еще множество спектаклей. У каждого есть свой зритель. Я думаю, постановка будет успешной, если она затрагивает человеческое сердце. Создайте спектакль, который был бы интересен не только вам как режиссеру и вашим единомышленникам из театра, но и аудитории.

- Как вы охарактеризуете опыт сотрудничества с ДИ «Нефтяник»?

Кирилл Крок. У Театра Вахтангова с ОАО “Сургутнефтегаз” давняя история, складывающаяся не одно десятилетие, поэтому у нас к Сургуту особое отношение. Мы с радостью приняли предложение и очень хотим показать сургутянам два спектакля: “Мадемуазель Нитуш” и “Евгения Онегина”. К сожалению, на эти гастроли удалось повезти только один, но мы надеемся, что с “Евгением Онегиным” сложится в будущем. Зрители оценят всю творческую палитру Театра Вахтангова и увидят, что мы можем быть и веселыми, и очень серьезными.

    Надеемся, что во дворец искусств “Нефтяник” вернемся еще не раз. Здесь все очень профессионально, прекрасные сцена, оборудование, технологии. Это делают большую честь “Сургутнефтегазу”, построившему такой грандиозный, не имеющий себе равных в России комплекс. Это очень дорогого стоит, потому что сразу понимаешь: не только производством жив человек. Если не станет хватать жизни духовной, то, наверное, производственные показатели, экономика региона не будут развиваться так, как этого бы хотелось.

- Как Вы думаете, в перспективе Сургут сможет стать по-настоящему театральным городом?

Кирилл Крок. Я думаю, эти шансы заложили, когда в октябре открылся дворец искусств “Нефтяник”. Ведь чтобы стать театральным городом, нужно воспитывать свою публику и иметь место, где можно показывать лучшие образцы сценического искусства. Теперь, когда в городе появилосьтакая мощная площадка, театральная публика будет формироваться.

- Огромное спасибо за беседу!