Евгения Крегжде: Дорога к мечте

Дата публикации: 2 декабря 2018

Автор: Ирина Боровлева

Издание: Панорама TV

В фильме «Заповедник» актриса так убедительно сыграла возлюбленную героя Сергея Безрукова, что заслужила похвалу его жены – режиссера Анны Матисон.

– Евгения, фильм отсылает к известной повести Сергея Довлатова. Вам близок этот писатель?

– Очень. Я люблю, когда в литературе присутствует тонкая, интеллигентная ирония. Кроме того, Довлатову очень точно удалось изобразить душевное состояние творческого человека: растерянность, депрессию – и одновременно жизнеутверждающую силу, которая помогает возродиться из пепла.

– Вашим партнером в фильме "Заповедник" был Сергей БЕЗРУКОВ. Как с ним работалось?

– По-настоящему талантливые, опытные актеры заботятся о том, чтобы партнеру было комфортно. Сергей Витальевич щедро делился со мной вдохновением и обязательно присутствовал на съемках «обратных точек». Нередко коллеги жалуются, что «звезды» на это время уходят в трейлер пить чай, оставляя партнера одного творить перед камерой.

– Ваша Таня, жена главного героя Константина, устав от неурядиц, собирается эмигрировать в Канаду. А вам никогда не хотелось все бросить?

– У меня периодически возникает желание взять рюкзак и отправиться в путешествии автостопом в какую-нибудь дальнюю страну, например, по Америке. Это моя мечта, пока, к сожалению, неосуществимая: придется подождать, когда ребенок пойдет в школу (улыбается).

– Насколько я знаю, никто в вашей семье не связан с актерской профессией. В какой момент вы решили стать актрисой?

– Еще в школе я попала в театральную студию – и «меня засосала опасная трясина» (улыбаюсь).

– В интервью вы как-то признались, что фильм «Чучело» – это про вас… Театральная студия явилась тем самым спасательным кругом?

– Я не очень уютно чувствовала себя в большом коллективе. К тому же моя мама была директором школы, где я училась. А кто хочет дружить с дочерью директрисы? Дети вообще жестоки, не раз мне устраивали бойкот, в глаза говорили, что обо мне думают… А в театральной студии я оказалась в своей среде. Нас объединяли общие интересы, и было неважно, чья я дочь. Занятия, атмосфера, царившая в студии, мне так нравились, что я перестала обращать внимание на то, что происходит в школе. А много лет спустя от Римаса ТУМИНАСА услышала такую фразу: «Никогда не отдавайте со сцены самое дорогое. Сбрасывайте то, что не нужно: всю вашу боль, комплексы, обиды». Видимо, в студии именно это со мной и произошло.

– Сейчас, по прошествии времени, вы видите в актерской профессии больше плюсов или минусов?

– У меня нет иллюзий по поводу нашей профессии, я вижу и плюсы, и минусы. Самое печальное – это несостоявшиеся актерские судьбы. А когда ты в театре играешь Татьяну Ларину, Катерину в «Грозе», Соню в «Дяде Ване», глупо жаловаться. Единственное, чего мне хотелось бы, – большей реализации в кино. Оно у нас в основном типажное, и если ты не обладаешь классической внешностью, героиней тебя не стать. И неважно, что я со своим театральным опытом могу создать практически любой образ. Но для этого мне нужно немного времени и доверие режиссера.

– В Театре имени Евгения Вахтангова вы служите уже тринадцать лет. Помните свой первый выход на сцену?

– Конечно. В легендарной «Принцессе Турандот» у меня была роль, которая в программке значилась как «слуга просцениума»: мы с моей однокурсницей Натальей Дюфрес выносили и уносили занавеску. К своей миссии мы относились очень ответственно: приходили заранее, тренировались быстро закреплять ткань, не перепутав стороны.

– Вы до сих пор волнуетесь перед выходом на сцену?

– Случается, но это уже волнение, с которым можно справиться. Только в юности тебя колбасит перед каждым спектаклем. Сейчас мне достаточно внутренне настроиться, сказать себе: с Богом! и шагнуть на сцену.

– Вы с коллегами поддерживаете отношения вне театра или съемочной площадки?

– Конечно! У нас очень гостеприимный дом, к тому же я живу недалеко от театра. Так что раз в неделю мы обязательно собираемся. С рождением Глеба эта традиция не прервалась. Сын у нас очень компанейский и дружелюбный. Я даже беру его с собой на спектакли, и он спокойно дожидается меня в гримерке.

– Правда, что из отпуска по уходу за ребенком вы вышли уже через два месяца?

– Да. Дольше я бы дома не выдержала. Зато я рано ушла в декрет – на четвертом месяце беременности. Все мои роли в спектаклях достаточно сложны физически и эмоционально затратны. Да и было бы странно, если бы Татьяна Ларина предстала перед зрителями с округлившимся животом.

– Как протекала ваша беременность?

– Легко. У меня наконец появилось время походить по театрам. Правда, однажды сыну показалось, что спектакль несколько громковат (смеется): Глеб в животе начал буянить, и мы ушли.

– Что материнство дало вам как актрисе?

– Когда меня уверяли, что после рождения ребенка жизнь кардинально изменится, я не верила. И этого действительно не произошло: мне не захотелось уйти из профессии и полностью посвятить себя сыну. Но во мне появилось столько любви, что ее хватило бы на всех детей и взрослых. Я стала терпимее, милосерднее. И конечно это расширяет творческий потенциал.

– В 2016 году в шоу «Ледниковый период» вы с Повиласом ВАНАГАСОМ заняли второе место. Сейчас, после того, как вы стали мамой, решились бы на участие в таком травмоопасном проекте?

– Думаю, да. Я стараюсь оценивать реальный риск, поэтому, например, никогда не прыгну с парашютом. Ну и конечно, не стану участвовать в спортивных телешоу, пока ребенок на грудном вскармливании. А когда немного подрастет – почему бы и нет? Я верю, что дети сами выбирают родителей. Глеб выбрал нас, а значит, он знал, на что идет (смеется).

– Ваш муж имеет отношение к кино или театру?

– К счастью, нет (улыбается). Он занимается строительством и недвижимостью.

– Вы родились в Риге. Ваши родители по-прежнему живут там?

– Да, но часто бывают у нас в гостях. В январе в Латвии у театра будут гастроли, и мы поедем вместе с Глебом. А уже в декабре сын совершит свое первое путешествие на самолете – полетим на гастроли в Новокузнецк. Позже, в мае, нас ждет Китай.

– Евгения, вы помните самый необычный подарок от поклонников?

– Однажды в разгар зимы мне преподнесли огромную – метр на метр – корзину ромашек. Это было очень красиво!