ПРЕМЬЕРА спектакля "МЕДЕЯ"



фото Михаила Гутермана

29 ноября 2011 г. на малой сцене театра состоится премьера спектакля "Медея" по пьесе Ануя .Режиссер — постановщик - Михаил Цитриняк, художник — постановщик - Мария Рыбасова, художник по костюмам - Виктория Севрюкова, композиторы - Борис Кинер, Александр Прокопович.

В главных ролях -  Юлия Рутберг и  Григорий Антипенко.
В спектакле также заняты:  Андрей Зарецкий,  Инна Алабина / Наталья Молева,  Василий Симонов / Александр Солдаткин,  Федор Воронцов, Владислав Гандрабура,  Елена Мельникова, Ирина Калистратова, Анастасия Васильева, Александра Платонова.

Что побудило обратиться к трагедии Ануя? – Время, наши дни с глобально надвигающейся некоммуникабельностью, разрушающей личность, общество, культуру, политику.

На фоне катастрофического падения морали, цинизма, стремления к благополучию, власти денег идет разрушение человека. Быть непохожим, отстоять независимость, не примкнуть к философии «успеха», отринуть соблазнительный постулат «я, как все», побороть философию мещанства и осознать, что безликое равенство гибельно – это удел сильных.

«Медея» Ануя спустилась с котурн Еврипида, она ближе, понятнее нам, ее лексика современна. Диалог героев трагедии как бы движется по спирали, кругами – от прошлого к настоящему и опять к прошлому. Создатели спектакля попытались вычленить смысл из потока слов и событий.

Медея Юлии Рутберг живет не сегодня, а вчера, у нее нет завтра. Ее память неистребимо возвращается к истокам, когда она, дочь царя Колхиды, похитила ради любимого золотое руно. Для Медеи предательство Ясона не только попрание любви, это разрушение ее жизненного пространства, гармонии души.

В их поединке не может быть победителя. В единоборстве столкнулись разные миры, где долг, честь и «здравый смысл» - антагонисты. Смерть – граница их вражды и выбор ее – высшее проявление свободы личности.

Медея уходит в небытие вместе с детьми, ибо не может оставить их такому Ясону, благоденствующему в созданном им мире филистерского равнодушия. Она не позволит им оказаться заложниками пошлой философии сытого равенства. Смерть – не поражение Медеи, а ее нравственная победа.

В трагедии Ануя столкнулись два Мира – Медея и Ясон, свобода и мещанский стандарт жизни.

Финальная мизансцена – метафора. Фигура Медеи рифмуется с мифической Никой – символом Победы.