СМИ об итогах фестиваля «ЗОЛОТАЯ МАСКА»

"Золотая маска" номер девятнадцать, Независимая газета, Марина Гайкович, Ольга Галахова, 18 апреля, 2013

«Сама церемония удалась. С одной стороны, был предложен простой сценарий, лаконичное оформление, без затей, что, в общем-то, верно. С другой – устроители прекрасно понимали, что все-таки театральных людей награждают, и люди театра сами достроят, дорежиссируют представление. Так и случилось.

У церемонии были даже две кульминации: первая, когда спецприз жюри вручили вахтанговцам за спектакль «Пристань», вторая – когда чествовали лауреатов «За выдающийся вклад в театральное искусство» и на сцену вышла Татьяна Доронина (эту награду вручили также Александру Белинскому, Ивану Бобылеву, Роберту Стуруа, а вот объявленных Зинаиды Шарко и Леонида Броневого, к сожалению, на церемонии не было).

Вахтанговцы вышли всем составом на сцену, как умеют только в этом театре, легко, беззаботно, изящно. Выдохнули, оценили обстановку, поняли, что надо чем-то ответить на горячий прием публики. Слово взяла сначала Людмила Максакова, как всегда, умно, по-женски очаровательно она сказала, что они счастливы работать в этой «Пристани» – вахтанговском театре, где капитан Римас Туминас.

Подхватила коллегу Юлия Борисова. Эта царица вахтанговской сцены произнесла вдохновенную речь о Галине Коноваловой, которая номинировалась на лучшую женскую роль, но лауреатом стала Роза Хайруллина (за роль Лира в спектакле «Лир» театра «Приют комедиантов», СПб.). Юлия Борисова, казалось, больше переживала за коллегу, чем сама Галина Львовна. Но что значит такой театр и такая труппа. Они мгновенно превратили церемонию в театр.

Лирическую исповедь Юлии Борисовой, полную трепета и цеховой солидарности за старейшую актрису, свою вахтанговку, которой предпочли в конкурсе другую на глазах у всех, прерывала колкими замечаниями Галина Коновалова. Они шутили и по поводу возраста, и по поводу того, что премия не у нее, и даже речь, которую заготовила Коновалова, она произнесла столь остроумно, столь деликатно, что было неважно, унесет она домой «Маску» или нет. Театр сделал так, что Коновалова ушла со сцены победительницей. Такими благородными жестами не избалованы ни наш театр, ни наша жизнь. Браво!

Жюри также было поставлено в сложное положение, когда выдернуло одних актеров из «Пристани» – Юрия Яковлева и Галину Коновалову, не заметив других: Владимира Этуша, Юлию Борисову, Людмилу Максакову».

Спецприз для победителей, Марина Тимашева, 17.04.2013

"Отдельная тема: появление на сцене «первых сюжетов»  вахтанговской труппы. Все одеты элегантно, модно, с огромным вкусом.  Их речь так красива, что ее хочется слушать всегда. Юлия Борисова, обняв за плечи Галину Коновалову, говорила о старшей коллеге с огромным, искренним  уважением и восхищением. Сама Коновалова могла бы состязаться в мастерстве с лучшими ораторами Афин и Рима. Ее выступление лаконично, энергично, построено по всем законам развития драматического произведения, трагическое и комическое в нем сбалансировано идеально. Приведу ее слова:  «Если бы я получила «Золотую Маску», я бы сказала следующее. При советской власти в таких ситуациях благодарили родителей (за то, что они вырастили такую прелесть) и партию с правительством (за то, что они такую прелесть воспитали). Мои родители давно умерли, а насчет партии и правительства (тут Коновалова подняла руку и недоуменно пошевелила пальцами-МТ) у меня больше недоумения, чем восторга. Поэтому я благодарю Римаса Туминаса и своего возлюбленного,  с которым я – 70 лет, которому я не изменяла, которого не предавала.  Это – великий театр Вахтангова».

 

«Золотая Маска» подвела итоги, Вечерняя Москва, Ася Иванова, 17 апреля 2013

«Зал аплодировал, зал радовался, зал временами недоумевал и чуть-чуть завидовал, но ближе к финалу церемонии настал момент, когда зал, похоже, почувствовал себя единым целым. Это произошло, когда все «слоны» уже были розданы и слово взял председатель жюри Валерий Фокин. Он вышел на сцену, чтобы воздать тем, кто премию не получил, но кто был достоин большего, нежели просто номинацию. Спецприз жюри он отдал «Пристани» Вахтанговского театра…

Почти все участники этого театра поднялись на сцену, а зал… зал просто поднялся. Поднялся, чтобы долго-долго стоя аплодировать тем, кто год назад сотворил театральную легенду.

- Если бы я получила «Золотую Маску», - начала свою ответную речь старейшая актриса театра Галина Коновалова, чья работа в «Пристани», кажется, уже сама стала театральной легендой, - если бы я получила «Маску» (а актриса на нее номинировалась), то я сказала бы следующее. В советское время, получая награду, было принято выйти и поблагодарить сначала родителей, потом партию и правительство. У меня с этим сейчас сложно: родители мои давно умерли, а правительство вызывает больше недоумения, нежели восторгов. Поэтому, если бы мне довелось получить «Маску», то поблагодарила бы я своего замечательного друга Римаса Туминаса, а также своего возлюбленного, которому верна и не изменяю вот уже 70 лет… - тут актриса, как и положено великой артистке взяла изящную паузу и продолжила, - великий театр Вахтангова!

И тут аплодисменты, которые к началу речи Галины Кановаловой утихли, всколыхнулись с новой силой. Пожалуй, таких раскатов даже близко не услышал ни один из победителей этого вечера – только Галина Коновалова и ее возлюбленный Вахтанговский театр».

 

Сцена смены поколений, Газета.ru, Николай Берман, 17.04.2013

«Самым неожиданным из решений жюри драматического театра стала победа в основной номинации «Спектакль большой формы» ярославского Театра им. Ф. Волкова с постановкой его художественного руководителя Евгения Марчелли «Без названия» по чеховскому «Платонову».

Однако нельзя отделаться от ощущения, что этот выбор жюри был совсем не признанием триумфа Марчелли, а просто компромиссом членов коллегии, не сумевших прийти к общему мнению из-за принципиально разных взглядов.

«Без названия» — работа талантливая, красивая и концептуальная, но по степени мастерства она явно уступает традиционным «Талантам и поклонникам» Миндаугаса Карбаускиса в Театре Маяковского и «Пристани» Римаса Туминаса в Театре Вахтангова, а по радикальности — «Году, когда я не родился» Константина Богомолова в Театре Табакова и «Маленьким трагедиям Пушкина» Виктора Рыжакова в «Сатириконе».

Впрочем, «Пристань» Туминаса получила спецприз жюри – и на сей раз эта награда выглядит совсем не утешительной, а по-настоящему почётной и мотивированной именно в таком качестве. Потому что Туминас поставил спектакль, во всех отношениях уникальный, с которым вряд ли способна состязаться хоть одна постановка, находясь в той же весовой категории. Он занял в одном действе всех старейшин своего театра, для каждого сочинив сольную партию и дав легендарным уже актёрам и актрисам сыграть любые роли, какие они только захотят.

В результате родился спектакль, в котором давно забытое великое театральное прошлое вдруг является во всём блеске, чтобы в последний раз попрощаться со зрителями.

Получать премию на сцену вышло чуть ли не полтруппы Вахтанговского театра, включая и его главную Турандот Юлию Борисову, и 97-летнюю Галину Коновалову, актрису, больше 60 лет игравшую эпизоды и только при Туминасе вдруг вышедшую на главные роли. Актрисы остро и едко перешучивались между собой, иронизировали на политические и театральные темы, а зал встретил вахтанговцев стоя, и это было, наверно, впервые в истории спецпризов «Золотой маски».

Но всё равно в решениях жюри остаётся большая ложка дёгтя, даже помимо почти казусного присуждения премии лучшему спектаклю большой формы и странного обозначения спецприза Волкострелову».

Диана Вишнева увезла сразу две «Маски», а Вахтанговцы остались со… специальной премией,  Комсомольская правда, Анастасия Плешакова, 17.04.2013

 «В который год награждение «Золотыми масками» проходит строго по протоколу, словно это не театральная премия, а вручение государственных наград в Кремле. Ни тебе фейерверков с салютами, ни пародийных опер по мотивам русских сказок в жанре капустника, как бывало в прежние годы. Теперь на «Золотой маске» все по-взрослому. Ведущие объявляют номинацию, открывают конверт и называли имя очередного лауреата. Если по ходу церемонии и случаются сюрпризы, которые не дают заснуть заскучавшим журналистам, то эти неожиданности связаны исключительно с выбором лауреатов. Решения жюри и на этот раз были непредсказуемы, а порой необъяснимы.

Одиозный режиссер Дмитрий Черняков (помнится, с премьеры его спектакля «Евгений Онегин» в Большом театре демонстративно ушла Галина Вишневская, которой не понравилась слишком смелая трактовка классической оперы) получил «Маску» за постановку «Руслана и Людмилы» в Большом. А еще через несколько номинаций режиссер Черняков был назван лучшим… художником музыкального театра. Дмитрий был удивлен выбором жюри не меньше, чем Теодор Курентзис, мол, какой из меня художник?.. Но от второй «Маски» не отказался.

Не меньше сюрпризов было, когда объявляли лауреатов драматических спектаклей.

К удивлению журналистов, не досталась «Маска» режиссеру «Пристани» Римасу Туминасу, жюри не отметило вниманием блистательных  вахтанговцев Галину Коновалову и Юрия Яковлева. Конечно, выбор жюри - всегда субъективный. Но почему-то каждый раз, когда речь заходит о театре Вахтангова и его худруке Римасе Туминасе, взгляд жюри замыливается и теряет свою остроту. То ли это особого отношения именно к этому театру, который по объективным критериям (количеству аншлаговых спектаклей, проданным билетам, даже числу народных артистов СССР) сегодня в Москве лучший. То ли убежденность жюри, что истинные театральные таланты родятся только в провинции.

Кстати, два года назад была похожая ситуация. Вахтанговец Сергей Маковецкий должен был получить «Маску» за роль Войницкого в спектакле «Дядя Ваня». Тогда жюри отдало «Маску» Игорю Гордину. Режиссер Туминас признался, что жюри поступило с Маковецким несправедливо. Но в тот раз вахтанговцы получили премию в номинации лучший спектакль. Вчера же один из лучших московских спектаклей «Пристань» удостоился поощрительной «специальной премии жюри».

 

Зачем цензура срывает «Маску»?, Московский комсомолец , Марина Райкина, 17.04.2013

«… церемония на втором часу подкатилась к драме. А драма здесь, надо сказать, произошла нешуточная, хотя в праздничном антураже и торжественной экзальтации не всем оказалась заметна. В номинантах драмы — «тяжелая артиллерия»: Александринка, Вахтанговский, Театр Маяковского, театр Табакова (а по сути — чеховский МХТ), «Глобус» из Новосибирска, ТЮЗ из Саратова, Театр Волкова из Ярославля — труппы достойные, не говоря уже про самих артистов: Немоляева, Тенякова, Яковлев, Коновалова, Хаматова, Миронов, Хайруллина, несколько сильных провинциалов, не виноватых в том, что родились и работают не в столице. Несмотря на то, что все очень именитые, некоторые из них оказались людьми ранимыми и не пришли на церемонию, рассуждая примерно так: «Я уже не мальчик (девочка), чтобы волноваться, а в результате все равно не дадут». И оказались правы, что не пришли. Конкурс есть конкурс, но есть в несправедливости некая унизительность, которую не чувствуют деловые люди, живущие по принципу «ничего личного». А большая несправедливость и немалая унизительность произошла-таки на 19-й по счету «Золотой маске».

Речь идет о спектакле «Пристань» Вахтанговского театра, получившего спецприз жюри. Всего-то! И дело не в том вовсе, что на него нельзя попасть, а билеты проданы на несколько месяцев вперед. И даже не только в том, что режиссер Туминас вывел на сцену легендарных стариков-вахтанговцев, которым этот иностранец низко поклонился. А в том, что «Пристань» в российском театральном и культурном пространстве четко и неожиданно обозначила новую систему ценностей нашему обществу, которое так хочет быть новым, демократичным. И обозначила не провокативно, грубо-грязно, а с позиций высокой эстетики. У жюри драмтеатра, которое на этот раз возглавлял Валерий Фокин, человек умный и дельный, был серьезный шанс эти гуманные ценности закрепить, застолбить в обществе посредством национальной премии... Нет, видимо, болтовня про «европейское общество, культурные ценности и внимание к человеку как самой большой ценности» — так болтовней и останется. Чем же тогда представители культурного сообщества отличаются от представителей «кровавого режима»? В результате «Маска» за лучший спектакль досталась ярославскому Театру имени Волкова — «Без названия». Спектакль хороший, крепкий, с достойными актерскими работами, но...

История с «Пристанью» (как и в прошлом году — со спектаклем «Враги. История любви» «Современника») ясно показывает болезнь «масочного» (впрочем, как и любого другого) жюри: оно как черт ладана боится слова «традиция», пытаясь увидеть новое и жизнь в современных формах, а за ними часто стоит замшелый авангард».

 

Сезонное повышение сцен, "Коммерсантъ", Роман Должанский, 18.04.2013

Драма: "Маска" как охранная грамота

Результаты конкурса драматических театров стали, мягко говоря, неожиданными. Есть в практике присуждения премий принцип распределения наград — "не доставайся же ты никому!". Он бывает весьма полезен, когда, как в этом году, соревнуются "тяжеловесы". Дабы не ссорить их друг с другом, победу отдают тому, кто вовсе не входил в число фаворитов.

Не входил в их число и интересный спектакль Ярославского театра имени Волкова "Без названия" (по пьесе Чехова, в постановке Евгения Марчелли). Он, впрочем, хорошо прошел на фестивале, что с гостями из провинции случается, увы, нечасто.

Специальная же награда досталась в качестве утешения вахтанговской "Пристани", красивому спектаклю-концерту, поставленному к юбилею театру и влюбившему в себя широкие круги общественности. Творческая группа спектакля во главе с ветеранами театра Юлией Борисовой и Галиной Коноваловой почти в полном составе явилась за наградой на церемонию — и если бы они ушли вообще ни с чем, то "Маску" бы наверняка обвинили в оскорблении чувств верующих.

"Золотая маска" - лицо компромисса, Московская правда, Ирина Шведова, 18.04.2013

"Поразило решение жюри отдать "Золотую маску" за лучший спектакль большой формы Театру им. Ф. Волкова из Ярославля - "Без названия" по "Платонову" Чехова в постановке Евгения Марчелли. Исполнитель главной роли Виталий Кищенко справедливо награжден как лучший исполнитель мужской роли в драме. На фоне "Пристани" Театра им. Евг. Вахтангова, "Талантов и поклонников" Театра им. Вл. Маяковского, "Фрекен Жюли" Театра Наций в постановке Томаса Остермайера - решение более чем компромиссное. Но главному хиту прошедшего сезона "Пристани" все же была уготована награда - спецприз жюри. И момент вручения великолепному коллективу во главе с лучшим сегодня режиссером Римасом Туминасом "Золотой маски" стал кульминацией праздника. Когда на сцену во главе со своим худруком вышли участники спектакля - Галина Коновалова, Людмила Максакова, Юлия Борисова и многие другие - зал взорвался искренними аплодисментами. Ах, как же зрители любят этих талантливых людей!"

Лучше меньше, да лучше, Новые известия, Ольга Егошина, 18 Апреля 2013 г.

 "В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко во вторник были подведены итоги фестиваля «Золотая маска». Следующий год станет для «Золотой маски» юбилейным, рубежным. В течение девятнадцати лет фестиваль развивался под девизом: «Растем и распространяемся во все стороны». Каждый год увеличивалось количество номинантов. Прирастали мини-фестивали – «Легендарные спектакли», «Новая пьеса», «Маска плюс». В этом году фестиваль длился четыре месяца, а его программа перевалила за несколько сотен наименований.

Ставка на количество не могла не сказаться на качестве. Под шапкой «Лучших российских спектаклей» в Москву приезжает масса ну очень слабых работ (особенно это касается «Маски плюс» и «Новой пьесы»). Недаром «Маску» уже сравнивают с Черкизовским рынком, на котором среди блескучего-линючего товара легко растеряться.

Дело не в пристрастиях экспертов, но в общей установке. Отобрать пять качественных спектаклей – легко. Сто двадцать пять – почти невозможно, разве что снизив критерии ниже плинтуса.

«Маска» задумывалась как «профессиональная премия», и это обязывает. Критерии мастерства – единственное, чему должны соответствовать номинанты и участники фестиваля, претендующего быть главной «национальной профессиональной премией». Все очень устали от воинствующего дилетантизма во всех областях нашей жизни.

Фестиваль долго развивался экстенсивно: вширь и вдаль. Кажется, настало время сделать ставку на качество".

 

"Маска" удивления, "Коммерсантъ-Online", 17.04.2013 

«…Еще больше неожиданностей оказалось в конкурсе драматического театра.

Жюри, видимо, решило избежать выбора между столичными театрами-тяжеловесами и благородно поддержало провинцию — сразу две награды (за лучший спектакль и за лучшую мужскую роль Виталию Кищенко) ушли чеховской пьесе "Без названия" в постановке Ярославского Театра имени Волкова, а лучшей режиссерской работой признана постановка Марата Гацалова в новосибирском театре "Глобус" ("Август: графство Осейдж" по пьесе Трейси Леттса). Фаворит конкурса, "Пристань" Театра имени Вахтангова, довольствовалась утешительным спецпризом жюри».

 

Этому кашу дала, Lenta.ru, Татьяна Ершова, 17 апреля 2013

«Очки в извечной борьбе столичных театров с провинциальными, мэтров с новичками, традиционного с новаторским методично засчитывались то одной, то другой стороне. Кажется, в предъюбилейный год жюри постаралось угодить всем.

И жюри, и члены экспертного совета отмечали, что конкурс 19-й «Маски» выдался не только интересным, но и чрезвычайно разнообразным, а потому выбирать было особенно непросто. Члены жюри искали компромиссы и состязались в даре убеждения, для зрителей же такое многообразие однозначно имеет знак «плюс».

«Золотая маска» разрастается, в основном конкурсе и вне его показали более сотни спектаклей из разных городов и даже стран, так что представление о том, что происходит в театральной жизни, сложилось. Причем показателен не столько список победителей, сколько перечень финалистов — своим отбором номинантов экспертный совет подтвердил: регионы активно наступают и на равных соревнуются со столичными театрами.

В конкурсе драматической «Маски» сюрпризов оказалось больше, и объясняются они как разнообразием программы, так и вкусами членов жюри, которые тоже очень разнились. По словам театрального критика Аллы Шендеровой, входившей в состав жюри, среди судей совершенно не было единогласия; в результате, например, без должного внимания остались Кама Гинкас, Константин Богомолов и «Маленькие трагедии Пушкина» Рыжакова в «Сатириконе», хотя их можно было бы отметить.

И хотя в главной категории члены жюри, скорее всего, отыскали компромисс, специальными премиями они постарались отметить те совершенно полярные явления и тенденции, которые сейчас существуют в российской театральной жизни. Вслед за премией Светлане Немоляевой (лучшая актриса второго плана в «Талантах и поклонниках» Карбаускиса) жюри вручило специальную премию спектаклю «Пристань» Римаса Туминаса в Театре Вахтангова, ранее названному «Гвоздем сезона». В спектакле заняты корифеи театра, Туминас дал им сыграть те роли, которые они захотели. Появление многих из них на сцене, включая 97-летнюю Галину Коновалову, сопровождалось настоящими овациями.

В этом году оба жюри «Золотой маски» — и музыкальное, и драматическое — явно пытались максимально расширить географию премии и вывести в число победителей самые разные виды и формы театра. Удивительным образом традиционное и новаторское, старые и молодые — все нашли свое место, причем в церемониальном пространстве они сумели избежать конфликта и, кажется, нашли мирную форму сосуществования. Удастся ли жюри сделать это традицией, станет ясно в следующем году, главное — не прослыть неконцептуальными и всеядными».

 

Российская газета, Андрей Максимов, 22.04.2013

"Тут вот опять премии раздавали. "Золотую маску". Дали достойным людям, ничего не хочу сказать. Но обошли девяностосемилетнюю актрису театра Вахтангова Галину Коновалову, которая в свои весьма преклонные годы сыграла на сцене любимого театра невероятную, бенефисную роль. Премию получила очень хорошая актриса, не в этом дело. Надо ли долго объяснять, почему актрисе, которая в 97 лет работает, как молодая, нельзя не дать премию? Это что, правда надо объяснять?

Литовский режиссер Римас Туминас поставил "Пристань" с великими вахтанговскими стариками. Ни спектакль, ни Туминас не были названы лучшими. Видать, человеческие истории, в которых великие актеры произносят великий текст, сегодня не очень в чести. Жаль. Не Туминаса, и его актеров - раскупленные до конца сезона билеты для них, думаю, лучшая награда. Жаль зрителей".

Преодолеть раскол,  Новая газета,  19 апреля 2013

«Сезон, которому посвящен 19-й фестиваль «Золотая маска», был из слабых, на темном фоне заметней черты упадка. Сейчас, на пороге фестиваля номер 20, «Маске» почти так же остро, как и российскому обществу, нужны реформы. Уточнение номинаций, прояснение критериев, ротация отборщиков. И главное — преодоление раскола и возможность диалога сторон.

За десятилетия фестиваль прирос объемами, но не открытиями, напротив: делать авторитеты и собирать с возделанных урожаи, прикармливать одних и придерживать других, использовать «Маску» как золотой парашют — эта стратегия годами ширится в недрах театрального форума.

В отборе спектаклей так называемый «масочный формат» очевидно торжествует над смыслом. В прошлом году с масочного корабля сбросили «Трех сестер» Додина. В этом — «Гедду Габлер» Гинкаса. Национальный фестиваль уже не первый год воюет против признанных мастеров: они раздражают, их отвергают. Театральному сообществу объясняют, что режиссеров не надо учить режиссуре. Еще чуть раньше — что русскую актерскую школу, как и репертуарный театр, пора бы упразднить. Если в этой логике двинуться дальше, пора упразднить и нашу профессию: кому и на что сдался критик в отсутствие вышеперечисленного?

На этом фоне присутствие людей, которые понимают, что такое композиция, ритм, мизансцена, обладают режиссерским мировоззрением, выглядит возмутительным вызовом. Раскол, как всегда, идет по линии спора об истине, в данном случае — художественной.

Конечно, «Маска» Марату Гацалову выдана скорее авансом, и спектакль Евгения Марчелли «Без названия» из Ярославля, ставший победителем в большой форме, — компромисс между «традиционалистами» и «новаторами» (кстати, и те и другие могут быть одинаково бездарны).

Но вот «Антитела» из Петербурга в малой форме лидировали заслуженно; Светлана Немоляева, Роза Хайруллина, Виталий Кищенко — действительно сильные артисты; Бархин — мэтр и маг сценографии; два спецприза — и вахтанговской «Пристани» в постановке Римаса Туминаса, и Дмитрию Волкострелову за режиссерский поиск представляются справедливыми. «Пристань» не столько постановка, сколько точный эстетический поступок, современное «Соло для часов с боем», был такой спектакль, явивший последний блеск последних великих мхатовцев. И кстати, самым артистичным выступлением на церемонии вручения было ироническое соло 96-летней Галины Коноваловой.

 

 

Валерий Фокин: «Маске» нужны перемены. Председатель жюри об итогах фестиваля

 Опыт работы в жюри фестиваля дал картину происходящего — от подвалов до больших площадок. «Маска» — мощный организм и выросла в мощную структуру, но ей нужны изменения. И дело не в приращении программ. Нужно пересматривать правила игры.

Не могу сказать, что в сезоне, который мы обсуждали, было много событий. Жюри — сложное дело: критериев нет или они почти разрушены, и за короткое время найти единый взгляд на противоречивый процесс почти невозможно. Работа сводится к голосованию. А голосование вещь опасная, человек может говорить одно, а втайне проголосовать совершенно за другое. В нашем жюри собрались люди профессиональные, яркие, но, конечно же, разные, у артистов свои вкусы, у критики свои. Но договорились исходить из качества, искать живые, острые проявления, некую новость.

Много споров вызвала «Маска» лучшему режиссеру. Но на мой взгляд, Марат Гацалов — одаренный, развивающийся человек, к тому же — строитель театра. Было полное единодушие по поводу «Пристани». И это никакой не утешительный, а полноценный приз.

В театральном сообществе очевидная расколотость. Поэтому экспертный совет должен состоять из людей, более широко мыслящих, ставить во главу угла качество, театр как искусство.

В нем должна быть не механическая ротация — год пропустил, потом вернулся, а смысловая. Должны быть представлены люди, понимающие необходимость отображения всей картины театральных событий. Стоит рассмотреть другие механизмы формирования экспертного совета — возможно, путем электронного голосования на сайте СТД.

Эксперт свои личные пристрастия должен выключить, чтобы не было перекосов. Если идут перекосы под лозунгом «это актуально, это сегодняшнее», а прочее мертвечина, это перебор. И наоборот — только традиции, а остальное — на свалку — тоже перебор.

Я бы подумал о формировании жюри. Если приглашается председатель, к которому есть доверие, то он должен иметь квоту на выбор людей. Да, это очень ответственно. Но тогда мы хотя бы понимаем, что это за люди, во что они верят, ради чего собрались. А сейчас надо за неделю все опреде