Михаил Ульянов - трагический актер трагической эпохи.

 

Вспоминает Людмила Максакова.

«В августе 1991 случилось нечто невероятное, то, что никто даже вообразить и представить себе не мог - рухнула гора, глыба - рухнула и разбилась вдребезги! Кончилась Советская власть и Советский Cоюз перестал существовать.

Михаил Александрович Ульянов находился по всем статьям и параметрам на вершине этой горы, и как официальный лидер (он был, ни больше, ни меньше, членом ревизионной комиссии ЦК партии) и как лидер театрального сообщества - (он был председателем Союза Театральных Деятелей).

А как актер - он свято верил в идеалы коммунизма и светлого будущего и с неистовым темпераментом и искрометностью сыграл и С.М. Кирова, и вождей мирового пролетариата - В.И. Ленина и И.В. Сталина, и маршала Г.К. Жукова (сам маршал, кстати, воплощать свой кинообраз никому кроме Ульянова не разрешил).

Власть награждала его всеми самыми высокими регалиями, титулами и званиями, они на него сыпались, как из рога изобилия.

Но!...

Эта рухнувшая гора, к великому счастью, не погребла Ульянова под своими обломками. Она дала ему, видимо волей провидения, еще более трудную и великую роль - спасать и утверждать Вахтанговскую систему, Вахтанговский театр.

Он сумел выполнить завет своего Учителя - Рубена Николаевича Симонова, который, в свою очередь, считал целью своей жизни прославлять имя Евгения Вахтангова, беречь и спасать, несмотря ни на какие исторические коллизии и невзгоды, Театр имени своего Учителя.

Ульянов считал Театр Вахтангова своим отчим домом, а себя его верным сыном, и с присущим ему благородством души и сердца, всей мощью своего темперамента сражался за выживание дома в это крайне непростое время, заплатив за этой ценой своей жизни.

Социализм рухнул вместе со своими идеями и идеалами, а на смену ему пришел рынок, с так называемой «рыночной экономикой».

И режиссеры, которых Ульянов так мечтал привлечь к работе, разбегались один за другим («….. а я, как мальчишка с высунутым языком вынужден бегать за ними...», - часто сетовал Михаил Александрович). Они уходили за более выгодными предложениями, в то время как у Михаила Александровича были весьма скромные финансовые возможности и сумасшедших гонораров он, при всем своем желании, предложить им не мог.

Кто остался?

Роман Виктюк, который уже успешно поставил у нас пять спектаклей. Но Худсовет, тогда еще существовавший, не счел возможным и нужным предоставить ему следующую работу (речь шла о «Полонезе Огинского» Н. Коляды который мы с Сергеем Маковецким сыграли уже на стороне, т.к. к этому моменту у Виктюка уже был свой театр).

И Петр Фоменко, тоже поставивший у нас четыре спектакля, два из которых «Без вины виноватые» и «Пиковая дама» стали без преувеличения шедеврами, что все единодушно признавали (на гастролях в США спектакль «Без вины виноватые» был назван газетой Нью Йорк Таймс торжеством системы Станиславского).

Но уже на читку пьесы «Горе от ума», которую Фоменко собрался ставить, один актер пришел с бутылкой пива, потягивая его прямо из горлышка, а другая актриса, будучи не совсем в творческой форме, сказала, что пьеса плохая, правда, употребив при этом более сильный эпитет. Разумеется, после этого Петр Наумович бежал без оглядки, благо было куда, у него тоже к тому времени был крохотный, но свой театрик, ныне известный всему миру как «Мастерская Петра Фоменко».

Эти два эпизода красноречиво говорят о том, что в те годы ситуация всеобщего разброда и шатания в стране весьма печально отражалась и на положении дел в театре. А Михаил Александрович, будучи невероятно добрым и тактичным человеком, никого из актеров обижать не мог, да и не хотел, что не всегда шло на пользу дела.

Когда у нас в театре случилась беда - умер замечательный Юра Волынцев, то для того, чтобы спасти спектакль «Без вины...», Михаил Александрович ввелся на роль Шмаги и с блеском ее сыграл, не считая для себя ввод чем-то зазорным или унизительным.

А последний в его жизни спектакль на сцене театра, тоже отмечен трагическим эпизодом. По ходу спектакля он напрочь забыл текст романса «Сияла ночь...», мы все ему пытались подсказывать - но он не слышал подсказок, он был уже очень болен, и в зале наступила гробовая тишина... Михаил Александрович встал, поклонился зрителям, и еле сдерживая слезы почти шепотом сказал: «Простите...» (как у нас в эту минуту не разорвалось сердце - просто удивительно).

Выйдя со сцены, он положил текст роли на стол помощника режиссера и сказал: «Это все!..». Так закончил свой блестящий и подвижнический путь громадный Актер.

Когда смотришь его замечательные фильмы, где Михаил Ульянов играл всегда сегодняшнего героя, героя нашего времени (это и «Председатель» и «Ворошиловский стрелок»), становится очевидно, что только такой великий артист может выразить драматизм персонажа любой эпохи.

Но жизнь шла своим чередом, и судьба театра продолжала тревожить его бесконечно. Он стал мучительно думать и искать, кому же, все таки, можно передать дело всей своей жизни?! И то, что сейчас театр возглавляет Римас Туминас - это все забота и заслуга Михаила Александровича.

И мы должны снять шляпу, встать на колени, и сказать: «Спасибо Тебе, любимый и замечательный Михаил Александрович! Прими нашу благодарность, почтение и любовь!»

Известия, 20 ноября, 2017 г.
https://iz.ru/670911/liudmila-maksakova/tragicheskii-ulianov