Александр Авдеев: «Для меня Туминас – гений».

В субботу поздно вечером (в 21 час по местному времени) в Неаполе состоялся первый показ спектакля Римаса Туминаса «Маскарад». Таким образом Театр им. Вахтангова продолжает свое мировое турне, следующий показ пройдет в воскресенье, 28 января, а уже через месяц вахтанговцев ждут в Лондоне со спектаклем «Улыбнись нам, господи».

Гастроли в Teatro stabile Napoli начались при полном аншлаге (репортаж читайте в «Театрале» в ближайшее время). В числе почетных гостей оказался и экс-министр культуры РФ, нынешний посол России в Ватикане Александр Авдеев.

– Александр Алексеевич, помнится, как в день премьеры «Маскарада» в Москве к вам подошли журналисты и поинтересовались мнением. Вы тогда высоко оценили постановку…

– Вы знаете, в который раз смотрю, и мне спектакль по-прежнему очень нравится. Изумительный вальс Хачатуряна. Режиссура и музыка держат спектакль. Ну и, конечно, актеры очень хорошие. Я рад, что Театр Вахтангова по праву завоевал титул одного из лучших драматических театров Европы.

– Вы понимаете, что в какой-то мере это произошло и благодаря вам? Я имею в виду тот случай, когда в 2009 году вы получили письмо от нескольких вахтанговцев, не принявших Римаса Туминаса, и требующих снять его с должности. Насколько известно, масло в огонь вы подливать не стали, а вопреки ожиданиям приехали в театр, посмотрели репетиции «Дяди Вани» и призвали миром уладить конфликт… 

– Да, но все же хочу подчеркнуть, что решение о назначении Римаса Туминаса художественным руководителем было принято еще до меня – Михаилом Ефимовичем Швыдким. Вот это был очень мудрый шаг, а я лишь его поддержал. Но раз уж вы коснулись этой темы, хочу сказать, что да, для меня Туминас – гений, а его театр – лучший из числа драматических. Пускай на меня обижаются коллеги.

– Чем, на ваш взгляд, объясняется то, что на «Маскарад» проданы все билеты и в зале, как мы видим, не русские эмигранты, а преимущественно итальянцы?

– Очень просто. У нас лучшая актерская школа. В Италии об этом знают. Везде  ведь школа разрушается. А наша, традиционная, заложенная еще во времена императорских театров, сохранила многие замечательные традиции. Плюс, конечно, у нас великая литература. А в данном случае, понятно, и прекрасный режиссер.

Вообще режиссер – это штучный товар. Режиссеров, художественных руководителей надо беречь и не травить. Это золотой фонд. Ну, вы лучше меня знаете. И еще очень радует, что Италия, несмотря на тяжелый международный фон, относится к нам с большим уважением. Это страна-исключение.

– И подобные гастроли, наверное, только на пользу. Культура должна стирать барьеры, снимать напряжение…

– При условии, что культуру финансируют нормально. А на культуру много денег не дают.

– По вашим наблюдениям, так ведь везде?

– Нет, не везде. Во Франции на культуру идет 3% бюджета. У нас еще недавно было 0,7% (в цифре на нынешний год боюсь ошибиться, но тоже – немного). А потом – сейчас по-другому формируется сознание людей. Сейчас ведь не читают. Клиповое мышление и интеллект подменяется информированностью и потоком информации, поступающей через Интернет. А вот базовые морально этические ценности, культура, вкусы, смыслы жизни – они же всегда формировались семьей, гражданским обществом, системой обучения, ну и, самое главное, литературой. Сейчас этого нет. И не потому, что мы с вами плохие – мир изменился. Интеллект формируется Интернетом, а не литературой, театром, музыкой.

– Но все равно – на спектакле по русской классике полный зал.

– Да. Люди приехали. Вообще, итальянцы много читают. И не исключаю, что имя Лермонтов им тоже о чем-то говорит. Где-то лет 10-15 назад у них была программа, поощряющая чтение. Делалось это за счет дешевых книг и всевозможных образовательных программ. И книга стала одним из главных элементов культуры. Но сегодня я смотрю на школьников наших – не читают. И надо понять, что они не виноваты. Им условия создали такие. Но, наверное, я пессимист просто. А вахтанговские спектакли вселяют гордость и надежду на то, что культура у нас на высоте.

– У вас остается время, чтобы вырваться в Москву, что-то увидеть?

– Нет, к сожалению. Для этого всякий раз нужно спрашивать разрешение министра. Поэтому выйду на пенсию – буду смотреть. А пока слежу со стороны.

– Каковы впечатления?

– Нельзя заставлять мыслить так, как необходимо чиновникам, нельзя подглядывать, кто за кого голосует, а надо поощрять людей, которые занимаются уникальной вещью, создают уникальные программы. Им надо помогать вне зависимости от того, нравится он или нет. Сейчас принято почему-то обвинять либералов. Хотя либералы такой же важный компонент общества, как и консерваторы.

– Сомневающиеся люди движут цивилизацией.

– Да. Хотя и консерваторы тоже движут цивилизацией. Понимаете, цивилизация движется, а гражданское общество взрослеет в этой дискуссии, которая веками ведется между консерваторами, либералами и центристами. Это важнейшие элементы гражданского общества. И нельзя их путать с неолибералами или псевдолибералами – людьми, которые сконцентрировали все внимание на индивидуальных правах, позабыв о гражданском обществе.

Нельзя забывать, что реформатор Столыпин был одним из крупнейших либералов. Или министр народного просвещения Уваров, хотя ему и принадлежит формула «Православие, самодержавие, народность». Но в то же время он возглавлял учебные заведения России и хотел сделать их такими же свободными и глубокими, как в Западной Европе. И себя он относил к либералам. Поэтому я бы не стал относиться к культуре сквозь эту призму. Впрочем, это уже особый разговор.