В Пекине завершаются гастроли "Евгения Онегина" Римаса Туминаса.

Перед своим отъездом в Неаполь, где начинаются репетиции спектакля в память об Эймунтасе Някрошюсе, художественный руководитель Театра им. Вахтангова Римас Туминас сказал артистам: «Сейчас самый сложный период. Вы остаётесь в Пекине, я уезжаю… И следующие спектакли пройдут без моего надзора. Понимаю, все устали и хочется уже расслабиться: мол, ну, как-нибудь доиграем. Но я вас прошу – держитесь до конца. Успех расслабляет. Но я знаю, как многие театры мечтают поехать за рубеж, добиваются, чтобы их заметили, а к нам же судьба оказалась благосклонной – не забывайте об этом…»

 

Самые масштабные за новейшую историю Театра им. Вахтангова гастроли начались 1 мая в Гуанчжоу (здесь показали 3 спектакля), затем был Шанхай (4 спектакля) и, наконец, под занавес – Пекин (тоже 4 спектакля). 20 мая труппа вернется в Москву. А уже 22-го числа «Евгения Онегина» будут играть в российской столице. Такое стало возможным лишь благодаря тому, что у спектакля есть второй комплект декораций. Впрочем, и это не всегда спасает от рисков.

– Перед началом китайских гастролей случился форсмажор, – говорит «Театралу» директор Театра им. Вахтангова Кирилл Крок. – Дело в том, что сломался корабль, который должен был доставить наши декорации из порта Владивостока в Гуанчжоу (до Владивостока, понятно, декорации шли по железной дороге: отгрузка из Москвы прошла еще 27 февраля). И вдруг в середине весны логистическая компания нам сообщает, что сломался двигатель, и корабль поставили на прикол до 30 апреля. А что может быть страшнее?! У нас 1 мая уже открываются гастроли и, по договору, монтировка декораций на сцене должна начинаться 29 числа (иначе никак не успеть). Мы срочно связались с китайской театральной ассоциацией, которая пригласила нас на гастроли, и, надо отдать им должное, вопрос был оперативно решен. Они зафрахтовали другой корабль с краном, он подошел к поломанному кораблю, там каким-то образом разыскали наш сорокафутовый контейнер, сняли, перегрузили, и декорации вовремя попали в Гуанчжоу.

Впрочем, в Гуанчжоу вахтанговцев ожидали новые сюрпризы. На сей раз, приятные. Дело в том, что своего «Евгения Онегина» они впервые показали Китаю еще осенью 2017 года – на фестивале в городке Учжень. Для Китая это форум, сопоставимый по своему масштабу с фестивалем в Авиньоне или, например, Эдинбурге, куда съезжаются не только туристы, но и многочисленные эксперты театрального дела. И тогда же старейшая продюсерская ассоциация Koeg (на рынке с 1950-х годов) предложила Римасу Туминасу привезти «Евгения Онегина» на более продолжительный срок (в следующем году вахтанговцев ждут в Шанхае с «Дядей Ваней» и, возможно, детским спектаклем). И когда 28 апреля труппа прилетела в Гуанжоу, первая новость, которую узнали артисты, заключалась в том, что все билеты на их спектакли проданы. Для справки: все театральные залы, где проходят гастроли вмещают в себя порядка 2 тыс. зрителей.

Есть в их числе, понятно, поклонники русской культуры, выходцы из России, представители нашей диаспоры, но основную же массу составляют китайцы – настолько широкий резонанс вызвал «Евгений Онегин» во время своего визита в 2017 году. И сейчас, согласно экспертному рейтингу, постановка завоевала 9,5 баллов из 10-ти возможных, что для гастрольных спектаклей – редкость. Спектакль идет с английскими и китайскими субтитрами, но критики пишут, что сценический язык Римаса Туминаса часто понятен без лишних слов.

Как сказал на пресс-конференции в Пекине филолог, стараниями которого на китайский переведены основные сочинения Пушкина, Римас Туминас многое сделал для того, чтобы всколыхнуть интерес к великому русскому поэту. И действительно, в этом легко убеждаешься, когда после каждого спектакля десятки китайцев просят русских артистов дать автографы.

 

Почитателей у «Евгения Онегина» оказалось так много, что приглашающая сторона напечатала не только буклеты, но и открытки со сценами из спектакля и организовала фотосессию: по окончании действия артисты выходят в фойе, где за длинным столом раздают автографы.

В Пекине после первого дня показа к столу выстроилась настолько длинная очередь, что артисты освободились от фотосессии только лишь за полночь. Некоторые зрители приехали из Шанхая, чтобы увидеть «Евгения Онегина» снова. Правда, на сей раз они не только просили автограф, делали селфи, но и дарили сувениры. 

По ончании сессии Алексей Гуськов, играющий в спектакле пожилого Онегина, решил подбодрить своих коллег:

– Ребята, это еще не самая долгая процедура. У нас была премьера фильма в Японии, и продюсер тоже просил устроить автограф-сессию. Но, в отличие от Китая, там перед каждым следующим зрителем ты должен привстать, поклониться, двумя руками принять от него постер, расписаться и, снова встав и слегка склонившись, также двумя руками отдать подписанный лист. И это длилось дольше, чем сам фильм.

Гастроли это всегда экзамен, всегда испытание. А для Леонида Бичевина (роль молодого Онегина) и Николая Романовского (Ленский) – это еще и настоящий тренинг, поскольку артисты ввелись на эти роли незадолго до отъезда в Китай и сразу же завоевали любовь публики.

А дольше всего зрительницы (вероятно, из сочувствия к герою) не отпускали выпускника Щукинского театрального института Николая Романовского: дарили ему сувениры, фотографировались, провожали толпой от театра к машине. Алексей Гуськов сказал:
– Теперь я знаю двух китайских звезд. Это, конечно же, Джеки Чан и наш Коля Романовский.